Почему образовался союз славянских и финно-угорских

Почему образовался союз славянских и финно-угорских

Почему образовался союз славянских и финно-угорских

Почему образовался союз славянских и финно-угорских

Почему образовался союз славянских и финно-угорских

          В прошлом номере, мы начали публикацию статей, об истории государства Российского. В этом номере, мы продолжаем эту серию и хотим затронуть тему, касающуюся причин, почему  все - таки славянские и финно-угорские племена, населявшие в 9 – м веке, западно-европейскую и центрально-европейскую часть современной России,  призвали управлять собой Рюрика.  

 Согласно древнерусскому летописному своду XII века, «Повести временных лет», в 862 году варяг Рюрик с братьями по приглашению таких племён, как чудь, ильменские словене, кривичи и весь, был призван княжить в Новгород. Это событие, с которого традиционно отсчитывается начало правления династии Рюриковичей, объединившей Новгородскую и Киевскую Руси, в историографии получило условное название Призвание варягов. Летописец назвал причиной приглашения междоусобицу, охватившую жившие на новгородских землях славянские и финно-угорские племена. Рюрик пришёл со всем своим родом, называемым русь.

Вот как это отражено в летописи «Повесть временных лет»: «…И Пришли к славянам, и сел старший Рюрик в Новгороде, а другой — Синеус — на Белоозере, а третий — Трувор — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же — те люди от варяжского рода, а прежде были славяне. Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор. И овладел всею властью один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города — тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих городах — находники, а коренное население в Новгороде — славяне, в Полотске кривичи, в Ростове меря, в Белоозере — весь, в Муроме мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик».

       Советская историческая наука нас учила, что название русские пошло от славянского племени россы или руссы, проживавшие у реки Рось. Но как следует из летописи, название русская земля пришло к нам вместе родом Рюрика под названием Русь, так кто же, или что же, такое (такие) Русь (русы).

       Русь (русы) — народ (или социальная группа), давший своё имя и составивший верхушку средневекового восточноевропейского государства, объединившего балтские, финно-угорские и славянские племена — Руси, известного также как «Древнерусское государство» или «Киевская Русь» (862/882—1240).

Существует несколько гипотез об этнической принадлежности руси: норманская, славянская (антинорманская), индо-иранская и другие.

Норманская теория

Норманская теория предполагает, что русью в средние века на Востоке называли выходцев из Скандинавии (современной Швеции), известных также как викинги, которых в Западной Европе называли норманнами. Этот вывод базируется на свидетельствах письменных источников, в том числе, но не только, на толковании содержащегося в «Повести временных лет» «Сказания о призвании варягов» в 862 году:

«И сказали себе [чудь, словене и кривичи]: „Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву“. И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются свеи, а иные норманны и англы, а ещё иные готы, — вот так и эти».

С другой стороны, в Новгородской летописи, отразившей предшествующий Повести временных лет (ПВЛ) Начальный свод конца XI века, данный рассказ изложен несколько иначе: в нём отсутствует сопоставление руси со скандинавскими народами, а сама она напрямую не отождествляется с варягами.

И реша к себе: «князя поищемъ, иже бы владелъ нами и рядилъ ны по праву». Идоша за море к Варягомъ и ркоша: «земля наша велика и обилна, а наряда у нас нету; да поидете к намъ княжить и владеть нами».

Важнейшими аргументами норманской теории являются следующие:

  • Византийские и западноевропейские письменные источники, в которых современники идентифицировали русь как шведов или норманнов.
  • Скандинавские имена родоначальника русской княжеской династии — Рюрика, его «братьев» Синеуса и Трувора, и всех первых русских князей до Святослава. В иностранных источниках их имена также приводятся в форме, приближённой к скандинавскому звучанию. Князь Олег именуется X-л-г (хазарское письмо), княгиня Ольга — Хелга, князь Игорь — Ингер (византийские источники).
  • Скандинавские имена большинства послов «Русского рода», перечисленных в русско-византийском договоре 912 года.
  • Сочинение Константина Багрянородного «Об управлении Империей» (ок. 949 года), где приводятся названия днепровских порогов на двух языках: «росском» и славянском, где для большинства «росских» названий может быть предложена скандинавская этимология. Дополнительными аргументами являются археологические свидетельства, фиксирующие присутствие скандинавов на севере восточнославянской территории, включая находки IX—XI веков на раскопках Рюрикова городища, курганы-захоронения в Старой Ладоге (с сер. VIII века) и Гнёздове[6]. В поселениях, основанных до X века, скандинавские артефакты относятся именно к периоду «призвания варягов», в то время как в древнейших культурных слоях артефакты почти исключительно славянского происхождения.
Славянская теория

Славянская теория была впервые сформулирована В. Н. Татищевым и М. В. Ломоносовым как критика норманской теории. Она исходит из толкования другого фрагмента «Повести временных лет»: «Поэтому учитель славян — Павел, из тех же славян — и мы, русь … А славянский язык и русский один, от варягов ведь прозвались русью, а прежде были славяне; хоть и полянами назывались, но речь была славянской».

С точки зрения сторонников норманской теории из цитаты лишь следует, что слово «русь» есть прозвание варяжское и к тем славянам, которые прежде назывались полянами, пришло от варягов.

Ломоносов доказывал славянскую принадлежность народа русь (россы) через тождество их пруссам. Самих пруссов (балтские племена) он определял как славян, ссылаясь на Претория и Гельмольда, полагавших «прусский и литовский язык за отрасль славенского», а также личное мнение о сходстве «их (пруссов) языка со славенским». При этом в бывшей Пруссии и приморской Литве действительно обнаруживаются топонимы с корнем «рус», а ранние средневековые источники[фиксируют там деятельность некой руси.

 Другой источник славянской гипотезы — сообщение арабского географа Ибн Хордадбеха, который писал, что русы это славянский народ. Ибн Хордадбех единственный восточный автор, отнёсший русь к ас-Сакалиба, остальные арабские авторы описывают их обособленно.

Поздняя литературная традиция соотносит русов с братом по имени Рус из легенды о трёх славянских братьях — Чехе, Лехе и Русе. В законченном виде легенда появилась в «Великой Польской хронике» XIV века.

В русской историографии XIX века славянская теория не имела широкого распространения. Двумя наиболее видными её представителями были С. А. Гедеонов и Д. И. Иловайский. Первый считал русов балтийскими славянами — ободритами, второй — подчёркивал их южное происхождение, а этноним русь выводил от русого цвета волос[19]. (ср. славянское слово rŏud-s-ĭs, родственного словам русый (rŏud-s-ŏs), рудый (rŏudh-ŏs), рыжий (rūdh-ŏs).

В советское время, начиная с 1930-х годов, славянская принадлежность руси активно отстаивалась, будучи тесно увязана с критикой норманизма. В советской историографии родиной русов считалось Среднее Поднепровье, они отождествлялись с полянами в Киевской земле. Эта оценка имела официальный статус. Противопоставление славян и руси в ПВЛ объяснялось подчинением большинства славянских племён киевским князьям, домен которых и назывался «Русью» на первоначальной стадии образования государства. Этноним русь выводился из местной топонимики, например из названия реки Рось на Киевщине (впрочем, это слово имело в корне не о и не у, а ъ — Ръсь (как и Българи), косвенные падежи Рси, поэтому в настоящее время такая этимология признана сомнительной).

Местоположение гипотетического племени русь, преемниками которого, по гипотезе Седова В. В., стали северяне, вятичи и радимичи.

Из современных концепций получили известность теории о «Русском каганате» В. В. Седова и руси-ругах А. Г. Кузьмина. Первый, основываясь на археологическом материале, помещает русь в междуречье Днепра и Дона (волынцевская археологическая культура) и определяет как славянское племя. Второй связывает русь с руянами — славянскими жителями острова Рюген. Руян в поздних Магдебургских анналах (XII век) возможно назвали русскими (Rusci), как сообщает А. Г. Кузьмин со ссылкой на работу 1859 года «В Магдебургских анналах жители о. Рюген обозначены под 969 годом как Rusci». Согласно польским исследователям, Магдебургские анналы были составлены в XII веке на основе Пражских и Краковских анналов, а также списка деяний магдебургских архиепископов. Следует отметить, что в синхронных источниках слово rusci к жителям Рюгена не применяется. Автор X века, совместно с руянами участвовавший в военном походе 955 года, называет их вполне по-славянски ruani.

Иранская теория

Существует мнение, что этноним «рос» имеет иное чем «рус» происхождение, являясь значительно более древним. Сторонники этой точки зрения, также берущей начало от М. В. Ломоносова, отмечают, что народ «рос» впервые упомянут ещё в VI веке в «Церковной Истории» Захарием Ритором, где он помещается по соседству с народами «людей-псов» и амазонок, что многие авторы трактуют как Северное Причерноморье. С этой точки зрения его возводят к ираноязычным (сарматским) племенам роксаланов или росомонов, упоминаемых античными авторами.

Наиболее полно иранская этимология имени Русь обоснована академиком О. Н. Трубачёвым (ruksi «белый, светлый» > rutsi > russi > русь; ср. с осет. рухс (иронск.) / рохс (дигорск.) «светлый»). О. Н. Трубачёв предложил толкование этнонима «рос», опираясь на данные южнорусской топонимики. Этноним «рос», по его мнению, в Житии свт. Георгия Амастридского является архаизмом, поскольку идентичен названию народа ῥοῦς/ῥῶς, жившего на Азовском побережье в VI в.

Георгий Вернадский также развивал теорию о происхождении названия Руси от азовских племён асов и рухс-асов (светлых асов), которые, по его мнению, были частью антов. Тем не менее он считал, что народ русь является смешением скандинавских переселенцев с местными племенами. В советское время археолог Д. Т. Березовец предложил отождествлять русов с населением, связанным с салтово-маяцкой культурой. В настоящее время эта гипотеза разрабатывается Е. С. Галкиной, которая отождествляет Подонье с центральной частью Русского каганата, упоминаемого в мусульманских, византийских и западных источниках в IX веке. Она считает, что после разгрома этого объединения кочевыми племенами венгров в конце IX века имя «Русь» от ираноязычных русов-аланов (роксоланов) перешло к славянскому населению Среднего Поднепровья (поляне, северяне). В качестве одного из аргументов Галкина опирается на этимологию М. Ю. Брайчевского, который предложил для всех «русских» названий Днепровских порогов из сочинения Константина Багрянородного аланскую интерпретацию (на основе осетинского языка).

Второе упоминание в летописи о народе русь в периоде между смертью трёх братьев и их сестры, основателей Киева: И по сей братьи почаша дѣржати родъ их княжениеСе бо токмо словѣнескъ языкъ в Руси: Поляне, Деревляне, Новгородцы (Ильменские словены), Полочане, Дьрьговичи, Сѣверо, Бужане, зань сѣдять по Бугу. Послѣ же Волыняне. Инии языцѣ, иже дань дають Руси:.. Далее следует рассказ о начавшихся столкновениях между племенами славян, произошедших после смерти братьев — По сихъ же лѣтахъ по смерти братья сея, (поляне) быша обидимы Деревляны и инъми околными, и наидоша я Козаре (и пришли на них Хазары). В следующий, третий раз, Русь упоминается в связке с византийской хроникой:

В четвёртый раз русь в летописи упоминается в связи с призванием варягов: и въста родъ на родъ, и быша усобицъ в нихъ, и воевати сами на ся почаша. И ркоша: «Поищемъ сами собѣ/в собѣ князя, иже бы володѣлъ нами и рдилъ по ряду, по праву.» Идоша за море к Варягомъ к Руси, — сiце бо звахуть ты Варягы Русь, яко се друзии зовутся Свее, друзии же Урмани, Аньгляне, инии Готе,- тако и си.

Византийские источники

Анонимный византийский автор[пояснение 3] в схолиях к сочинению Аристотеля «О небе» возможно впервые использовал этноним рос:

«Мы заселяем среднее пространство между арктическим поясом, близким к северному полюсу, и летним тропическим, причём скифы-рось (Σκυθας τους Ρως) и другие гиперборейские народы живут ближе к арктическому поясу.»

Современная историография не идентифицирует упоминаемый народ в качестве варягов племени «русь», призванного согласно ПВЛ в новгородские земли с берегов Балтики. Одной из причин этого является неопределённая датировка цитаты, что позволяет отнести её как к ранневизантийской эпохе, так и к временам набегов руси на Византию.

Византийцы называли народ не русами, а росами, предположительно, по аналогии с названием демонического библейского народа рош, либо из-за отсутствия в языке буквы «у» (греческий «ипсилон» читался как «ю»).

Первое подробное упоминание в византийских источниках племени русь, возможно, относится к описанию набега на византийский город Амастриду (на южном побережье Чёрного моря) в «Житии Георгия Амастридского» (по некоторым оценкам — начало 830-х годов, но не позднее 842 г.). В «Житие Георгия» росы названы «народом, как все знают, в высшей степени диким и грубым». Нападению вначале подверглась Пропонтида, находившаяся недалеко от Константинополя, что может быть указанием на предварительно состоявшийся торг в византийской столице. Возможно именно после этой войны в Константинополь для переговоров прибыли послы росов, по происхождению шведы, которых император Феофил отправил назад через Империю франков (см. ниже), где их прибытие датируют 839 г. Ряд современных исследователей не поддерживает датировку этих событий 830-ми годами и считает, что поход имел место при набегах руси в 860 или даже 941 годах. Действительно, те же византийцы и франки спорили (см. Русский каганат) о происхождении этого народа и титуле его вождя, прежде чем основательно познакомились с русами уже в эпоху князя Олега и его преемников.

В популярной литературе встречаются упоминания о набеге руси на греческий остров Эгину (недалеко от Афин) в 813 году. Данный факт происходит от ошибочного перевода этнонима арабских (берберских) пиратов-мавров, Maurousioi, как «русские» в «Житии преподобной Афанасии Эгинской».

Наиболее подробные сведения о русах и устройстве их государства оставил в своём сочинении «Об управлении империей», написанном около 950 года, византийский император Константин Багрянородный.

«…Зимний же и суровый образ жизни тех самых росов таков. Когда наступит ноябрь, их князья выходят со всеми россами из Киева и отправляются в полюдье, то есть круговой обход, а именно — в славянские земли древлян, дреговичей, кривичей, северян и остальных славян, платящих дань росам. Кормясь там в течение зимы, они в апреле, когда растает лёд на Днепре, возвращаются в Киев, собирают и оснащают свои корабли и отправляются в Византию».

В июне росы с товарами и рабами сплавляются вниз по Днепру до Чёрного моря, причём названия днепровских порогов перечислены Константином на двух языках: «по-росски и по-славянски», причём «росские» названия имеют достаточно чёткую древнескандинавскую этимологию (см. таблицу в статье Норманизм). Другую этимологию, основанную на иранских наречиях, предложил в 1985 году М. Ю. Брайчевский, основываясь на факте длительного проживания в регионе ираноязычного населения[. В устье Днепра, на острове, росы отдыхают перед выходом в море: « совершают свои жертвоприношения, так как там стоит громадный дуб: приносят в жертву живых петухов, укрепляют они и стрелы вокруг [дуба], а другие — кусочки хлеба, мясо и что имеет каждый, как велит их обычай.»[

Западно-европейские источники

Первое датируемое известие о руси содержится в Бертинских анналах и относится к 839 году, то есть к периоду более раннему, чем описан в древнерусских летописях.

В анналах сообщается о посольстве византийского императора Феофила к императору Людовику Благочестивому 18 мая 839 года. С византийским посольством были посланы некие люди, которых Феофил просил оказать содействие в возвращении на родину:

«Он также послал с ними тех самых, кто себя, то есть свой народ называли Рос, которых их король, прозванием каган, отправил ранее ради того, чтобы они объявили о дружбе к нему [Феофилу], прося посредством упомянутого письма, поскольку они могли [это] получить благосклонностью императора, возможность вернуться, а также помощь через всю его власть. Он [Феофил] не захотел, чтобы они возвращались теми [путями] и попали бы в сильную опасность, потому что пути, по которым они шли к нему в Константинополь, они проделывали среди варваров очень жестоких и страшных народов. Очень тщательно исследовав причину их прихода, император [Людовик] узнал, что они из народа свеонов [шведов], как считается, скорее разведчики, чем просители дружбы того королевства и нашего, он приказал удерживать их у себя до тех пор, пока смог бы это истинно открыть».

Существование русов в 1-й половине IX века отмечает и другой синхронный источник — список племён «Баварского Географа». В этом списке среди народов, которые не граничат с Франкской империей и находятся к востоку от неё, упоминаются Ruzzi. Рядом с племенем Ruzzi стоит племя Caziri, из чего историки идентифицируют пару русь—хазары. Согласно списку русь обитала восточнее пруссов и не относилась к жителям Скандинавского полуострова, которые перечислялись как находившиеся к северу от границ империи франков.

В Раффельштеттенском таможенном уставе (около 905 года) упомянуты руги как вид славян. Некоторые историки полагают, что речь идёт о русских купцах на среднем Дунае во времена Вещего Олега. Другие полагают, что речь идёт о придунайских славянах, населявших земли, где в V веке обитало германское племя ругов.

Описание русов приводит Лиутпранд Кремонский, посол итальянского короля Беренгария в Византию в 949 году. Описывая разгром флота Игоря Рюриковича в 941 году, он замечает: «В северных краях есть некий народ, который греки по его внешнему виду называют Ρουσιος, русиос, мы же по их месту жительства зовём норманнами. Ведь на тевтонском языке „норд“ означает „север“, а „ман“ — „человек“; отсюда — „норманны“, то есть „северные люди“. Королём этого народа был [тогда] Ингер;...».

Арабо-персидские источники

Географы Арабского халифата составляли систематические описания земель вокруг своих границ. Восточный мир вначале узнал о русах (арабск. ар-рус) как о купцах. С конца IX века прикаспийские государства становятся объектом их набегов. Не отмечено, чтобы кто-нибудь из арабоязычных авторов в IX—X веках бывал на Руси. Их сведения почерпнуты из личных наблюдений за купцами-русью, слухов и более ранних трудов. Славян арабы называли ас-Сакалиба. У некоторых авторов это слово употреблялось в расширенном смысле, обозначая всех обитателей лесной полосы Восточной Европы безотносительно к их языковой и этнической принадлежности (в частности, Ибрагим ибн Якуб именовал так славяноязычных чехов и поляков, Аль-Масуди — германоязычных саксов, Ибн Фадлан — тюркоязычных волжских булгар).

Начальник почт у багдадского халифа Ибн Хордадбех — автор самого раннего из сохранившихся до наших дней арабских географических трактатов, упоминает в середине IX века в «Книге путей и стран» современное ему племя ар-рус:

«Если говорить о купцах ар-Рус, то эти из славян. Они доставляют заячьи шкурки, шкурки чёрных лисиц и мечи от самых отдалённых славян к Румийскому морю. Владетель ар-Рума берёт с них десятину. Если они сплавляются от славян по реке Танис, то проезжают Хамлидж, город хазар. Их владетель также берёт с них десятину. Затем они отправляются по морю Джурджан и высаживаются на любом берегу… Иногда они везут товары от Джурджана до Багдада на верблюдах. Переводчиками у них славянские слуги-евнухи. Они утверждают, что они христиане и платят мусульманам подушную подать».

Ибн Хордадбех связывал русь и славян вместе, считая, что «если говорить о купцах ар-Рус, то это одна из разновидностей (джине) славян.» Уже Ибн аль-Факих в Х веке, пользовавшийся трактатом Ибн Хордадбеха, не выделял славян из массы купцов-русов.

Ретроспективно русы упомянуты исламским историком Ат-Табари в «Истории пророков и царей» (закончена в 914 году) при описании событий 644 года, когда правитель Дербента Шахрияр сообщал правителю арабов:

«Я нахожусь между двумя врагами: один — хазары, а другой — русы, которые суть враги целому миру, в особенности же арабам, а воевать с ними, кроме здешних людей, никто не умеет. Вместо того, чтобы платить дань, будем воевать с русами сами и собственным оружием, и будем удерживать их, чтобы они не вышли из своей страны».

Историки критически подходят к этому документу, так как сведения Табари дошли до нас в персидском переводе Балами. Востоковед А. Я. Гаркави прямо отмечает, что практически невозможно отделить наслоения персидского переводчика от сведений самого Табари, который жил во времена набегов русов на его родные края в Табаристане (часть современного Ирана). Ас-Салиби, современник Балами (X век), также утверждал, что двойная стена Дербента, возведённая персидским шахом Хосровом I Ануширваном (531—579), была предназначена для защиты от хазар и русов.

Арабский путешественник Ибн Фадлан, посетивший Волжскую Булгарию (922) и встретивший там купцов-русов, оставил уникальное описание внешнего вида и обычаев русов, а также обряда кремации знатного руса в ладье, совпадающее с обычаем викингов. Ниже приведена лишь часть личных наблюдений Ибн Фадлана:

«Я видел русов, когда они прибыли по своим торговым делам и расположились у реки Атиль. Я никого не видал, более совершенного телом. Они стройны, белокуры, краснолицы и белотелы. Не носят курток и кафтанов, но их мужчины носят кису, которой охватывают один бок, так что одна рука остаётся снаружи. Каждый из них имеет топор, меч и нож, и со всем этим он не расстаётся. Мечи их плоские, бороздчатые, франкские. Иные из них изрисованы от края ногтей и до шеи деревьями и всякими изображениями…
Дирхемы русов [деньги] — серая белка без шерсти, хвоста, передних и задних лап и головы, [а также] соболи… Ими они совершают меновые сделки, и оттуда их нельзя вывезти, так что их отдают за товар, весов там не имеют, а только стандартные бруски металла…
Собирается их в одном доме десять или двадцать, — меньше или больше. У каждого скамья, на которой он сидит, и с ним девушки-красавицы для купцов. И вот один совокупляется со своей девушкой, а товарищ его смотрит на него. И иногда собирается группа из них в таком положении один против другого, и входит купец, чтобы купить у кого-либо из них девушку, и наталкивается на него, сочетающегося с ней. Он же не оставляет её, пока не удовлетворит своего желания… 

В обычае царя русов, что вместе с ним в его высоком замке всегда находятся четыреста мужей из его витязей, к нему приближённых… С каждым из них девушка, которая служит ему, моет ему голову и приготовляет ему то, что он ест и пьёт, и другая девушка, которой он пользуется как наложницей в присутствии царя. Эти четыреста сидят, а ночью спят у подножья его ложа…

   Если двое ссорятся и спорят, и их царь не может их примирить, он решает, чтобы они сражались друг с другом на мечах, и тот, кто победит, тот и прав».

Арабский географ персидского происхождения Ибн Русте составил в 930-х годах компиляцию сведений от разных авторов. Там же он поведал о русах:

«Что касается до Русии, то находится она на острове, окружённом озером. Остров этот, на котором живут они, занимает пространство трёх дней пути: покрыт он лесами и болотами; нездоров и сыр до того, что стоит наступить ногою на землю, и она уже трясётся по причине обилия в ней воды.
Они имеют царя, который зовётся хакан-Рус. Они производят набеги на
славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, отвозят в Хазран и Булгар и продают там. Пашен они не имеют, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян.
Когда у кого из них родится сын, то он берёт обнажённый меч, кладёт его пред новорождённым и говорит: „не оставлю тебе в наследство никакого имущества, а будешь иметь только то, что приобретёшь себе этим мечом“. Они не имеют ни оседлости, ни городов, ни пашен; единственный промысел их — торговля соболями, беличьими и другими мехами, которые и продают они желающим; плату же, получаемую деньгами, завязывают накрепко в пояса свои…
Есть у них
знахари, из коих иные повелевают царю, как будто они начальники их [русов]. Случается, что приказывают они приносить в жертву их божеству, что ни вздумается им: женщин, мужчин и лошадей, а уж когда приказывают знахари, не исполнить их приказание нельзя никоим образом. Взяв человека или животное, знахарь накидывает ему петлю на шею, вешает жертву на бревно и ждёт, пока она не задохнётся, и говорит, что это жертва богу…
Они храбры и дерзки. Когда нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его весь. Женщинами побеждённых сами пользуются, а мужчин обращают в рабство. Они высокорослы, имеют хороший вид и смелость в нападениях; но смелости этой на коне не обнаруживают, а все свои набеги и походы совершают на кораблях. Шаровары носят они широкие: сто локтей материи идёт на каждые. Надевая такие шаровары, собирают они их в сборки у колен, к которым затем и привязывают».

Багдадский путешественник Аль-Масуди в 940-х годах оставил заметки о русах, основанные на рассказах жителей Табаристана и других прикаспийских стран. Он достаточно подробно рассказал о неудачном походе русов на Каспий в 913 году, но собственно о русах написал немного:

«Что касается язычников в [хазарском] государстве, то среди них есть сакалиба и русы, которые живут на одном конце этого города [Итиля]. Они сжигают своих мертвецов вместе с их конями [букв.: животными], утварью и украшениями. Когда умирает мужчина, его жену заживо сжигают вместе с ним, но если умирает женщина, то мужа не сжигают. Если кто-нибудь умирает холостым, его женят посмертно, и женщины горячо желают быть сожжёнными, чтобы с душами мужей войти в рай […] Русы и саклабы, которые, как мы уже говорили, язычники, [также] служат в войске царя [хазар] и являются его слугами.[…]
Русы — громадное племя; они не подчиняются никакому царю и никакому закону. […]
Русы состоят из многочисленных племён разного рода. Среди них находятся ал-лудзгана, которые наиболее многочисленны и с торговыми целями постоянно посещают страны
Андалус, Рим, Константинополь и страну хазар».

Багдадский книжник Ибн Мискавейх описал подробно набег русов на прикаспийский город Бердаа в 944—945 году. Там он дал некоторое описание русов, какими их запомнили местные жители:

«Народ этот могущественный, телосложения крупного, мужества большого, не знают они бегства, не убегает ни один из них, пока не убьёт или не будет убит. В обычае у них, чтобы всякий носил оружие… Сражаются они копьями и щитами, опоясываются мечом и привешивают дубину и оружие, подобное кинжалу. И сражаются они пешими…
Когда умирал один из них [русов], хоронили его, а вместе с ним его оружие, платье и жену или какую другую из женщин, и слугу его, если он любил его, согласно их обычаю… После того как дело русов погибло, потревожили мусульмане могилы их и извлекли оттуда мечи их, которые имеют большой спрос и в наши дни, по причине своей остроты и своего превосходства».

Арабский писатель Ибн Хаукаль писал около 976 года, но для описания немусульманских народов использовал более ранние источники. Часть его заметок о русах восходит к сочинениям 920-х годов географа ал-Балхи[60]:

«Русов три группы. Группа, ближайшая к Булгару, и царь их в городе, называемом Куйаба, и он больше Булгара. И группа самая высшая (главная) из них, называют её ас-Славийа, и царь их в городе Салау, (третья) группа их, называемая ал-Арсанийа, и царь их сидит в Арсе, городе их. […] Русы приезжают торговать в Хазар и Рум. Булгар Великий граничит с русами на севере. Они (русы) велики числом и уже издавна нападают на те части Рума, что граничат с ними, и налагают на них дань. […] Некоторые из русов бреют бороду, некоторые же из них свивают её наподобие лошадиной гривы [заплетают в косички] и окрашивают её жёлтой (или чёрной) краской».

Географический трактат «Худуд ал-Алам» («Книга о пределах мира от востока к западу») был составлен неизвестным персидским автором в 982 году на основе более ранних сочинений. Его заметки о стране русов восходят к арабским трудам IX века и, возможно, описывают земли русов 1-й половины IX века:

«Это обширная страна, и жители её злонравны, непокорны, имеют надменный вид, задиристы и воинственны. Они воюют со всеми неверными, живущими вокруг них, и выходят победителями. Властитель их называется Рус-каган […] Среди них проживает часть славян, которые прислуживают им […] Они носят шапки из шерсти с хвостами, спадающими сзади на их шеи […] Куйаба — это город русов, расположенный ближе всего к землям ислама. Это приятное место и место пребывания [их] властителя. Оно производит меха и ценные мечи. Сълаба — приятный город, из которого всегда, когда царит мир, выходят они для торговли в области Булгара. Уртаб — город, в котором убивают чужеземцев всегда, когда они посещают его. Он производит весьма ценные клинки и мечи, которые можно согнуть вдвое, но как только руку убирают, они возвращаются в прежнее положение».

            По моему мнению, Норманнская теория самая подтвержденная и правдоподобная, поэтому теперь разберемся, со славянскими и финно-угорскими племёнами, призвавшими на правление Рюрика, во главе своей дружины состоящей из  викингов- головорезов.

Славянские племена

Древля́не — восточнославянское племя, обитавшее в украинском Полесье (гл. образом в Житомирской и на западе Киевской области).

С востока их земли ограничивал Днепр, а с севера р. Припять, за которой жили дреговичи. Окончательно вошли в состав Древнерусского государства при Ольге в 946 году.

Имя древляне, по объяснению летописца, дано им потому, что они жили в лесах.

Некоторые историки, опираясь на летописи, говорят о связи древлян, наряду с дреговичами, полянами (днепровскими), и кривичами (полочанами), с племенами белых хорватов, сербов и хорутан, пришедших в VI—VII веках, поселившихся в приднепровье.

До подчинения Киеву древляне имели развитую племенную раннегосударственную организацию. По свидетельству Повести Временных Лет, у древлян было свое княжение.

Летопись упоминает также князя Мала и «лучших мужей, управлявших Деревскою землею». Описывая нравы древлян, летописец выставляет их, в противоположность их современникам полянам, народом диким: «древляне живяху звѣриньскимъ образомъ, живуще скотьски: убиваху другъ друга, ядяху вся нечисто, и брака у нихъ не бываше, но умыкиваху у воды дѣвиця».

Однако такая характеристика могла быть вызвана взглядами летописца-христианина на обычаи языческого периода.

Крупнейшим политическим центром древлянской земли был Искоростень (Коростень). На территории современного Коростеня расположены 4 древних городища VIII—XIII вв. Три малых (площадью до 0,5 га каждое) занимают высокие гранитные останцы правого берега р. Уж; четвертое (площадью 9 га) расположено на левом берегу р. Уж. В непосредственной близости от городищ открыто 6 курганных могильников (более 300 насыпей).

Обряд погребения — трупосожжения, трупоположения на уровне горизонта и трупоположения в ямах.

Слове́не (и́льменские словене) — восточнославянское племя, жившее в конце IX века в бассейне озера Ильмень и в верхнем течении реки Молога.

История словен до IX века известна плохо и только по преданиям, а потому — недостоверна. Первопредками словен и их князей предание (записанное в период с конца XV по XVII века) называет Словена и Руса, которым приписывается основание городов Словенска/Новгорода и Русы задолго до нашей эры.

По другой версии, изложенной в спорной т. н. Иоакимовской летописи, князь Словен основал только некий Великий Град (то есть столицу словен). Далее по Иоакимовской летописи власть перешла к потомку Словена легендарному князю Вандалу, после которого сменилось десять поколений вплоть до IX века. Сыновьями Вандала были три легендарных князя Избор, Владимир и Столпосвят, княжившие в трёх городах, названых в их честь — Изборск, Владимир и Столпосвятов (отждествлялся Татищевым с Осташковым).

По информации из этой же летописи в первой половине IX века у словен был князь Буривой, воевавший с варягами и проигравший решающую битву. После поражения князь бежал в город Бярмы, расположенный где-то на острове, а варяги обложили словен данью. Затем словене пригласили на княжение Гостомысла сына Буривоя. Гостомысл будто бы разгромил всех врагов и обложил данью всех соседей, и долго княжил в Словенской земле. Историки отмечают, что предание о Гостомысле очевидно имеет западнославянское происхождение (у балтийских славян известен король Гостомысл, погибший в 844 году).

Предание о трёх братьях князьях напоминает многие подобные легенды из которых на Руси наиболее известны легенды о Кие, Щеке и Хориве и о Рюрике, Синеусе и Труворе. Иоакимовская летопись сообщает только, что главная правящая династия происходит от Владимира, но вплоть до IX века ни одного представителя не называет. Татищев В. Н. относит время легендарного князя Вандала к VI веку. Археологических подтверждений существования княжества словен в VI веке не существует, хотя расселение первых групп славян в Южном Приильменье и на Верхней Волге отмечается отдельными памятниками V — VII веков. Следов проживания словен на Волхове в это время не обнаружено.

С точки зрения В. В. Седова, заселение славянскими племенами Приильменья произошло в VI—VII веках нашей эры.

Наиболее древним  поселением словен в настоящее время считается городище в Старой Ладоге, в Нижнем Поволхвье, возведённое предположительно в VIII—IX веках нашей эры. В IX—X веках в Верхнем Поволхвье появилось Рюриково городище, превратившееся в торгово-ремесленный и военно-административный центр словен, недалеко от которого, в урочище Перынь, находилось языческое капище. В 2 км от Рюрикова городища был основан Новгород, первоначально заселённый словенами.

Последнее упоминание племени в письменных источниках относится к 1036 году.

Кри́вичи́ — союз восточно-славянских племён, который в VI—X веках сложился в верховьях Западной Двины, Днепра и Волги. Занимались земледелием, скотоводством, ремеслом. Главные города: Смоленск, Полоцк, Изборск. С IX века — в составе Древнерусского государства. По одной из гипотез, вошли в состав древнерусской народности. В XI—XII веках территория кривичей входила в Смоленское и Полоцкое княжества, северо-западная часть — в Новгородские владения.

Кривичей принято подразделять на две большие группы: псковскую и полоцко-смоленскую. Также кривичи упоминаются, как одно из славянских племён (Κρίβησκαν) на полуострове Пелопоннес, в греческом сочинении «Хроника Мореи» XIV века и в работе О. Н. Трубачёва «Ранние славянские этнонимы».

Кривичи были одним из крупнейших восточнославянских пле­мен. Они занимали не только север Белоруссии, но и соседние районы Подвинья и Поднепровья (Псковщину и Смоленщину). Кривичи сформировались в результате ассимиляции пришлыми славянами местных балтских и западнофинских племен, постепенно славянизированных. Об этом ярко свидетельствуют данные археологии.

Название «кривичи» разными историками объясняется по-разному. По одной из версий название происходит от имени прародителя славян-кривичей Крива (Κριβιτσηνοι в сочинении византийского императора Х века Константина Багрянородного), по другим — от имени первосвященника балтов Криве-Кривейте, от слова «кровные» (близкие по крови), «кривой» (о человеке, холмистой местности).

В пользу первой гипотезы свидетельствуют летописи, указывающие на происхождение кривичей, в частности — полочан (наряду с древлянами, полянами (днепровскими) и дреговичами) от осевших на территории Белоруссии племён белых хорватов, сербов и хорутан, мигрировавших в верховья Днепра в VI—VII веках.

Вторая гипотеза основывается на работах современных отечественных лингвистов. В частности, сравнительный анализ В. Н. Топорова, сделанный по результатам исследований А. А. Зализняком языка новгородских берестяных грамот и древнекривичского диалекта, проведённого С. Л. Николаевым, показывает исходную принадлежность диалекта кривичей к северо-западной славянской диалектной группе.

Полочане — часть кривичей, заселявшая в IX веке территорию современной Витебской области и север Минской области в Белоруссии.

Территорию Бе­лоруссии преимущественно заселили три восточнославянских пле­мени — кривичи, дреговичи и радимичи.

Северные кривичи стояли у истоков создания Новгородской Руси, при этом древнепсковский диалект отождествляется с северокривичским[10]. Западные кривичи создали Полоцк, а южные — Смоленск (Гнёздово), включенные в состав Древнерусского государства уже при преемнике Рюрика князе Олеге. В латышском языке и по сей день русских называют кривичами (латыш. krievi, латг. krīvi), Россию Кревией (латыш. Krievija), а Белоруссию — Балткревией (латыш. Baltkrievija).

Во всех регионах кривичи тесно взаимодействовали с варягами. Византийский император Константин VII Багрянородный говорит о том, что кривичи делают лодки, на которых русы ходят в Царьград.

Считается, что последний племенной князь кривичей Рогволод вместе с сыновьями был убит в 980 году новгородским князем Владимиром Святославичем. В Ипатьевском списке кривичи упомянуты в последний раз под 1128, а полоцкие князья названы кривичскими под 1140 и 1162 годами. После этого кривичи больше не упоминаются в восточнославянских летописях. Однако племенное имя кривичи ещё довольно долго употреблялось в иностранных источниках (вплоть до конца XVII века).

После образования Киевской Руси кривичи (наряду с вятичами) приняли активное участие в колонизации восточных земель (современные Тверская, Владимирская, Костромская, Рязанская, Ярославская и Нижегородская области, север Московской, а также Вологодчина где возможно ассимилировали, а возможно и оттеснили местные финские племена дьяковской культуры.

Юго-западная, полоцкая ветвь кривичей также именуется полочанами. Вместе с дреговичами, радимичами и некоторыми балтийскими племенами эта ветвь кривичей составила основу белорусского этноса.

Финно-угорские племена

Чудь — собирательное древнерусское название ряда финно-угорских племён и народов, как правило, прибалтийско-финской группы (ср. водь, весь, сумь, емь).

Народная версия происхождения слова «чудь» состоит в том, что язык чуди был непонятным, «чудным». Однако в ряде финно-угорских языков похожим словом называют мифологического персонажа (см. ниже). В специальных этимологических работах предполагается, что первоначально этим словом обозначали восточных германцев, возможно, готов. Вероятный источник — готское слово þiudа «народ», имеющее праиндоевропейское происхождение. Одного корня с «чудь» прилагательное «чужой».

В зависимости от контекста под «чудью» древнерусские летописные источники, очевидно, разумеют разные финно-угорские народы:

  • В «Повести временных лет» (859 год), летописец сообщает, что «варяги из заморья обложили данью чудь, ильменских словен, мерю и кривичей, а хазары — полян, северян, вятичей»; здесь проводится различие между мерей и чудью. В XIX веке историком C. М. Соловьёвым на IV археологическом съезде было высказано предположение, что чудью, о которой упоминает «Повесть временных лет» в рассказе о призвании Рюрика, следует считать водь — жителей Водской пятины Земли Новгородской, потомки которых проживали в то время в Нарвском уезде, их тогда в быту называли чудью.
  • В сообщении за 882 год, когда Олег «отправился в поход и взял с собой много воинов: варягов, ильменских словен, кривичей, весь, чудь и пришёл к Смоленску и взял город», наряду с чудью упоминается и весь. Хотя летописец не отождествляет весь с чудью, вепсы официально именовались в Российской империи «чудью» до самого 1917 года.
  • В 1030 году Ярослав Мудрый предпринял поход на чудь («и победил их, и поставил город Юрьев»). Как можно понять из географического контекста, под «чудью» здесь имеются в виду эсты. В более поздних сообщениях летописей эсты и сету всегда называются чудью, причём последние известны с уточнением «чудь псковская». Из летописных источников известно, что знатные представители чуди жили в Новгороде (Чудинцева улица) и Киеве (двор Чудин, куда переселил «лучших мужей» из кривичей, вятичей, новгородцев и чуди в 982 году Владимир Святославич).
  • Начиная с XIII века, помимо эстов, «чудью» называют также и другие родственные им прибалтийско-финские народности, жившие в пределах Новгородской республики, — не только весь и водь, но также ижору и корелу, а в Заволочье также чудь заволочскую. Не исключено, что последнее представляет собой не просто имя предков народа коми, но собирательное название для нескольких разных племён[7]. С XV века в оборот входит насмешливое обозначение этих народов — чухна.

Весь — прибалтийско-финское племя, от которого происходят вепсы и частично карелы. Племя занимало территорию Межозёрья: между озёрами Нево, Онего и Белым и далее на юг.

Арабские географы X—XIV веков упоминают народ вису, живший к северу от Волжско-Камской Булгарии, по соседству с югрой. В книгах Ахмета Ибн Фадлана и аль-Гарнати вису упоминаются наряду с народом арв. Булгарские купцы торговали с вису, вывозя меха в обмен на металлические изделия. Есть предположение, что под «вису» подразумевается именно весь.

«

…на расстоянии трёх месяцев, живёт народ, называемый Вису, у которого ночь менее часа. Я же видел, что во время восхода солнца всё в этой стране, земля и горы, становится красными, и каждая вещь, на что человек ни посмотрит до восхода солнца, показывается как большое облако; эта краснота продолжается, пока солнце не поднимется до зенита. Жители страны сказывали мне, что зимой ночь становится длинна как (летний) день, а день переходит в краткость ночи, так что если кто-нибудь из них отправляется во время рассвета к реке Итиль, отстоящей от них менее чем на фарсанг, то доходит до неё только к позднему вечеру, ко времени появления всех звёзд, покрывающих небо. Я заметил, что они почитают себя благословенными, по лаю собак, и говорят, что придёт год урожайный, благословение и благосостояние. Змей я видел у них множество, так что около ветви дерева обвивается их десяток и больше; их не убивают и они не причиняют им вреда. У них есть зелёные, весьма кислые яблоки; девицы их едят и становятся жирными. В их стране нет ничего в таком обилии, как дерево бундук; я видел из него леса в сорок фарсангов в длину и ширину. Я видел у них неизвестное мне дерево необыкновенной вышины: ствол его без листьев, а вершина его подобна пальмовой, листья его тонки, но собраны вместе. Они приходят к известному им месту в стволе этого дерева, пробуравливают его и подставляют сосуд, в который течёт из пробуравленного отверстия жидкость, превосходящая мёд; если человек пьёт её много, то пьянеет как от вина. Главная пища их — просо и лошадиное мясо, несмотря на то, что в их стране много пшеницы и ячменя. Каждый, кто сеет что-нибудь, берёт это себе, царь же ничего не получает из этого; только они дают ему по бычачей шкуре с дому, а когда он приказывает отряду отправиться в набег на какую-нибудь страну, то и он получает часть добычи. У них нет другого масла, кроме рыбьего масла (жира), которое они употребляют вместо оливкового и кунжутного масла…

Ибн-Фадлан (Записка)

»

Ме́ря, меря́не — древнее финно-угорское племя, проживавшее в Верхнем Поволжье на территории современных Ярославской, Ивановской, Владимирской, восточной части Московской и западной части Костромской областей России. Также исследователи используют этноним «меря» для общего названия славянского и финского населения (мерянская культура), проживавшего на этой территории во второй половине I тысячелетия н. э.

В начале-середине I тыс. н. э. в междуречье Оки и Волги сформировались племена мари, мери, мещеры, мокшан, муромы и эрзян. Племена городецкой культуры испытывают сильное влияние пьяноборских племён, которые в начале нашей эры продвинулись в Западном Поволжье. К этому времени позднегородецкие племена приобретают устойчивый обряд в грунтовых могильниках. К началу второй половины I тысячелетия н. э. между перечисленными племенами возникают заметные различия.

Меряне занимали промежуточное географическое положение между местами обитания прибалтийско-финских (весь, вепсы), волжско-финских (мурома, мещера, мари) и урало-финских (пермь) народностей, проживая на территории современных Тверской, Владимирской, Московской, Костромской, Ярославской, Вологодской и Ивановской областей России до славяно-кривичской колонизации их земель в X—XI веках.

Упоминание Мери встречается у А.Блока: «Чудь начудила, да Меря намерила/Гатей, дорог, да столбов верстовых…».

Му́рома — финно-угорское племя, которое с середины 1 тысячелетия нашей эры жило в нижнем течении Оки в окрестностях города Муром. В прибалтийско-финских языках слово muru связано с обозначением травы и газона.

Упоминается в Повести временных лет как неславянское и живущее у впадения Оки в Волгу. По мнению некоторых исследователей происходило в том числе и от племён мощинской культуры.

Племя занималось сельским хозяйством, охотой, ремёслами. К XII веку было ассимилировано восточными славянами на начальном этапе формирования русского этноса. Дискуссионным в науке является вопрос о том, являлась ли мурома одним из мордовских племён, или, также как и меря, была самобытным финно-угорским народом.

Эпилог

      Подводя итог всему вышеописанному, можно сделать однозначный вывод, что русский, как и россиянин, понятие многонациональное. Именно поэтому европейские моно нации, до сих пор не могут понять и разгадать загадочную русскую душу.


Источник: http://donpotrebitel.ru/aprel-2016/ryurik-slavyanskie-i-finno-ugorskie-plemena/


Почему образовался союз славянских и финно-угорских

Почему образовался союз славянских и финно-угорских

Почему образовался союз славянских и финно-угорских

Почему образовался союз славянских и финно-угорских

Почему образовался союз славянских и финно-угорских

Почему образовался союз славянских и финно-угорских

Почему образовался союз славянских и финно-угорских

Почему образовался союз славянских и финно-угорских