Украшения своими руками на одежду

Украшения своими руками на одежду

Украшения своими руками на одежду

Украшения своими руками на одежду

Украшения своими руками на одежду

Анатолий     Глазунов   (Блокадник)

     Александр 1  и жиды. Проект   полковника   Пестеля     о  депортации  всех   жидов из      Российской   империи  в  Турцию

 
        В России среди невежественной части русских националистов (к сожалению, есть и такие, назовём их  «националистами-питекантропами») отношение к декабристам вообще, и к полковнику Пестелю в частности, - весьма враждебное. Во-первых, гневаются господа питекантропы,  Пестель – масон, а  масон, по понятиям наших питекантропов,  существо ужасно противное и всякий масон – обязательно есть жидомасон. Масоны -  это враги христианства, враги России и русского народа. Забавно, что есть такие питекантропы, которые обзывают  полковника Пестеля «демократом», а есть и такие, которые обзывают его «тираном». И уж конечно, утверждают наши питекантропы, смертный грех посягать на священный принцип монархии, на династию Романовых, на «помазанника Божия» – царя России. 
   А по моему убогому мнению (как любил выражаться святой старец Амвросий) смертный грех – это находиться в наше время в России на такой стадии развития, на какой находятся наши питекантропы, и даже не стесняться высказывать такие нелепые, дремучие суждения. Одна из причин, почему русский народ потерпел  поражение в борьбе с жидами после 1917 и после 1991 -  это наличие в русском народе изрядного количества заросших мохом националистов-питекатропов.

   А ведь полковник Пестель Павел Иванович – личность выдающаяся. Полковник Пестель – слава России. Полковник Пестель -  в числе тех русских офицеров, с которых русским людям надо брать пример для подражания. Сын сибирского генерал-губернатора, обрусевшего немца, православный христианин, он сделал честно весьма неплохую карьеру. В 1811 г. он блестяще закончил пажеский корпус и в чине прапорщика зачислен в лейб-гвардии Литовский (позднее Московский) полк. Участвовал геройски в войне 1812 года. За отличие в Бородинском сражении получил золотую шпагу с надписью «за храбрость». Был тяжело ранен в ногу. Участвовал в заграничных походах русской армии, получил несколько наград. С 1813 г. служил адъютантом генерала Витгенштейна. В 1818, когда этого генерала назначили главнокомандующим 2-ой армии, Пестель служил в Тульчине (это в Малороссии)  при штабе армии. В 1821 г. Пестель произведён в полковники и назначен командиром Вятского полка.
   
По своим убеждениям полковник Пестель - православный христианин, державник, государственник, русский националист и  враг  жидов.

   Господа-питекантропы  раздраженно  закричат: «Но разве этот полковник Пестель не масон? Разве не задумал скинуть с престола  «помазанника Божия» Александра Первого   Романова? Разве не организатор тайного антиправительственного общества?..» Да, Пестель был членом  масонских лож. Ну и что? С 1812 г. Пестель – в ложе «Соединённые друзья», имеет третью степень посвящения. Потом он в ложе «Три добродетели». В 1817 г. Пестель – в ложе «Сфинкс», имеет четвёртую, а потом и пятую степень посвящения. Диплом  на латинском языке о принадлежности к этой ложе найден у Пестеля при обыске.
(Богданов Н. Масонские  достоинства декабристов  (отрывки из книги «Несостоявшаяся революция»).  -  Русский  Вестник. № 44 – 48.  2000).
Но более ничего о Пестеле как масоне у нас ничего не издано.  В чём суть его масонства? В чём  был вред от его масонства для России?

   Давайте, господа-питекантропы, будем элементарно честны и элементарно последовательны. Членом если не масонской ложи, но какой-то схожей средневековой  международной организации был ещё царь Пётр Великий и его соратник и друг Франц Лефорт. Так что? Будем переименовывать Петербург,  взрывать Медный Всадник или весь Петербург? Масонство в России, почти по единодушному мнению исследователей, фактически ведёт свою историю с  1717 года.  Вполне благосклонно относилась к масонству в первый период своего правления и   императрица  Екатерина  Великая.  Период с 1776 по 1782 – время наибольшего распространения масонства в России в 18 веке. Так почему, господа-питекантропы, для начала вы не взорвёте памятник Екатерине Второй   на  Невском проспекте  в  Санкт-Петербурге? 
 
   Следовало бы нашим господам-питекантропам почитать и книжку Татьяны  Бакуниной «Знаменитые русские масоны». Книжка эта была написана ещё в 30-е годы прошлого века, но в СССР была запрещена жидами-коммунистами. Издана была впервые в Москве лишь в 1991 г. Из этой книжки наши господа-питекантропы могли бы узнать, что  многие исследователи причисляют к масонам  и самого императора Павла  Первого. По одной из версий, когда он был  ещё великим князем,  он бы посвящён в масонство во время заграничной поездки в 1776 г. «Но любопытнее всех свидетельств о его посвящении – портреты Павла, на которых он изображён окружённым масонскими символами». Существует несколько таких портретов.   «А в 1782 году, когда русское масонство получило право самостоятельной организации и были основаны учреждения для верховного управления, должность Великого Провинциального мастера, первая по значению, осталась вакантной: её приберегали для наследника престола», то есть для Павла (с. 50). А приглашённый Павлом к строительству Михайловского замка знаменитый русский архитектор Баженов ведь тоже был масоном и снабжал Павла соответствующей литературой. Господа-питекантропы, будьте последовательны, идите и взорвите Михайловский замок. Доказано также, что вначале своего  правления Павел не только не запрещал, но весьма покровительствовал русским масонам.  Он, например, вернул из ссылки знаменитого русского масона Новикова. В дальнейшем Павел охладел к масонам, это так. В 1798 он стал гроссмейстером Мальтийского ордена, но и тогда, не разрешая больше создание новых лож,  никого из масонов не преследовал.

   А вот что пишет Татьяна Бакунина об Александре Первом: «Царствование Александра   Первого  принесло русскому масонству вторичный рассвет и  небывалое  распространение…  Вступив на престол, Александр  Первый  подтвердил ранее существовавшее запрещение масонских собраний; но несмотря на это, уже с 1803 – 1805 годов число лож растёт с большой быстротой». В 1817 – 1818 Александр  Первый   даже сам посещает собрания в масонской ложе  «Три добродетели». В то время наместным мастером в ней был Александр Николаевич Муравьёв, впоследствии декабрист. Он и рассказал об этом своим братьям.  Александр  Первый   долгое время был масоном по духу. «Он многие годы не запрещал масонских собраний, не преследовал масонов как религиозных еретиков или политических заговорщиков. И масоны видели поэтому в Александре оплот своему ордену». Имя Александра часто упоминается в масонских песнях, и не редки случаи, когда в масонских ложах  устанавливался портрет государя» (с. 77 – 78). И совсем не для камуфляжа, а для того, чтобы выразить особое почтение. Не будем забывать, что и на престол Александра посадили масоны, задушив  его  отца.

   И в  начале своего царствования Александр Первый    постоянно пребывал среди «открытых» масонов. Масоном был друг его юности  и помощник первых лет правления – Адам Чарторыйский. Причастны к масонству были Кочубей (министр внутренних дел) и Новосельцев (один из управителей Варшавского герцогства, а в конце жизни председатель Государственного Совета России). «Из членов Неофициального комитета, который тогда управлял Россией, один только  Павел Строганов, по-видимому, не принадлежал масонству. Воспитатель Александра, масон Михаил Никитич Муравьёв, сохранил до конца своей жизни близость к государю и был в его царствование сначала товарищем (помощником) министра народного просвещения, а затем попечителем Московского университета. Министр полиции Балашов, статс-секретарь Сперанский, министр духовных дел и народного просвещения А. Н. Голицын – все они в той или другой степени были причастны к масонским работам» (с. 79).
   
Неприязненное отношение к масонам начало развиваться у Александра  Первого  только с 1819 – 1820 годов, когда он получил сведения от секретных служб о том, что масонские ложи часто стали прикрытием  тайных антиправительственных организаций. И только 1 августа 1822 г. последовал царский указ о запрещении всех масонских лож в России
В большом историческом труде Татьяны Бакуниной «Словарь русских вольных каменщиков» собраны имена свыше 3 000 русских масонов до 1822 года. И среди них огромное число весьма знаменитых фигур. И если бросать камни в декабристов, в Пестеля, надо бросать камни в Суворова и Кутузова. Ведь они тоже были масонами. Ведь Суворов ещё при Елизавете Петровне был в ложе «Три Звезды», а с 1761 г. – в ложе «К трём коронам». Что же будем взрывать памятники Суворову и сжигать книги по истории его великих походов? А Кутузов был членом шотландской ложи  «Сфинкс», имел 7 степень посвящения, более высокую, чем полковник Пестель. Кутузов около 30 лет был в масонских ложах. Что же? Будем взрывать памятник Кутузову у Казанского собора в Петербурге? И выбросим Кутузова из истории войн с турками, а также из   истории Отечественной войны 1812 года?

Если бросать камни в Пестеля из-за его масонства, то давайте бросать камни и в знаменитых наших историков Татищева и Карамзина и давайте сожжём их книги по истории России. Ведь эти историки тоже были масонами. Карамзин был, например, членом ложи «Золотой венец» и в 1784 числился у масонов в  очень высокой степени  «подмастерье». Карамзин был весьма близок  и к «отцу русского просвещения» Новикову, тоже масону. Бросайте камни, господа питекантропы, и в знаменитого русского литератора и государственного деятеля Грибоедова Александра Сергеевича. Ведь он вместе с Чаадаевым и Пестелем был в ложе «Соединённые друзья», а в 1817 году получил степень «подмастерье». Бросайте с гневом камни, господа питекантропы, и в Пушкина Александра Сергеевича. Ведь вот писал он в 1821 г. в радостном возбуждении  в своём дневнике: «4 мая я был принят в масоны». Об этом же он писал Жуковскому в 1826: «Я был масоном в кишинёвской ложе, т. е. в той, за которую уничтожили в России все ложи». Так  спешите, господа питекантропы, сжигать все книги Пушкина и требуйте, чтобы правительство запретило изучать Пушкина в школах. Вот радость-то будет всем жидам!  Бросайте камни и в  друзей Пушкина – Жуковского и Владимира  Даля за то, что они не разорвали отношения с  масоном Пушкиным, и в  «покорителя Кавказа», генерала Ермолова за то, что он не разорвал отношения с масонами-декабристами… Поистине, наши националисты-питекантропы хуже жидов!

Пишут часто, что все масоны – враги христианства, враги  всех религий, всех отечеств, всех царей и всех наций, кроме жидов. Пишут, что всё начальство у масонов и все идеологи масонов – всегда жиды. Но, господа питекантропы, назовите хоть одного начальника-масона  во времена декабристов, который бы был жидом. И зачем по недомыслию валить  Суворова, Кутузова, Карамзина,  Грибоедова и Пестеля в одну кучу с жидом Керенским и его командой.   И знают ли наши господа-питекантропы, что среди трёх тысяч масонов  20-х годов  числились только 4 жида, и   все – весьма незначительные фигурки. Можно, конечно, тупо долдонить, что русских декабристов жидовские начальники  из Западной Европы  «использовали в тёмную», но где факты?

Большинство русских масонов тогда были более «идейные» христиане, чем те, которые в ложах не числились. Основная цель вступления в ложи для многих – это потребность в духовном совершенствовании. Это желание самоотверженно служить Богу. В своём завещании потомству Суворов писал: «Всякое дело начинается с благословением Божием; до издыхания быть верным  Государю и Отечеству; убегать роскоши, праздности, корыстолюбия и искать славы через истину и добродетель, которые суть мои символы». Таков был  «христианско-масонский катехизис» этого великого полководца. И Кутузов обосновывал свою цель вступления в масоны именно  «исканием силы для борьбы со страстями и ключа от тайны мира».

Не надо скрывать, что это уже было время кризиса христианства в результате столкновения догматов Церкви с Большой Наукой. Развитых русских людей уровень развития тогдашних церковников абсолютно не удовлетворял. Многие неудовлетворенные души, включая даже не очень развитого Александра  Первого, тяготели к христианскому мистицизму. Путь к духовному самосовершенствованию через монастыри и пещеры, конечно, был открыт, но это всё же был  «узкий путь» для немногих подвижников. Не все могли идти по пути Серафима Саровского. Для тех, кто оставался жить в обществе, но стремился  служить Богу, доступных, разработанных  «методик» по духовному самосовершенствованию не существовало. Много ли было  «развитых священников», которые могли бы помочь Суворову, Кутузову или Пестелю.  Преобладал серый и невежественный поп-догматик. 

И большинство тогдашних русских масонов, конечно, тогда были империалисты, державники, государственники, патриоты и русские националисты. Они и в ложи вступали, чтобы  способствовать  развитию Отечества  и развитию Русского народа. Кутузов в шотландской ложе «Сфинкс»  получил, например, орденское имя  «Зелёный лавр» и девиз «Победами себя прославить!» И он прославил победами над турками и Наполеоном не только себя, но и прославил Россию и Русский народ. «Есть некоторые основания думать, - писала Татьяна Бакунина, - что именно масонское общество способствовало назначению его представителем сил для борьбы с Наполеоном» (с. 38). Борьбу с Наполеоном и полную зачистку России от французов  многие  русские масоны считали своим  «священным долгом». И многие русские масоны, в том числе и  масоны-декабристы, оказались героями этой великой войны. И в их числе Пестель. Кстати,  связан с масонами  был и известный «партизан» Денис Давыдов. А много ли среди наших националистов-питекантропов найдется таких, которые заработали бы «орден мужества»  на  маленькой войне с чеченскими сепаратистами? Вероятно, нет ни одного.

Главная причина восстания 1825 г. была не в том, что русские офицеры жаждали свергнуть монархию. Не так уж много среди декабристов было таких теоретиков, которые уразумели, что монархия – исторически изжившая себя форма правления. Декабристы выступали,  прежде всего, не против монархии, даже не против династии Романовых, а  против  конкретного  царя  Александра  Первого   Романова. Вызывала недовольство вся внутренняя и внешняя политика этого царя. По понятия  передовых русских офицеров, этот царь был недостоин править Россией. Будь Александр  Первый  крупным, мудрым и решительным императором, для которого интересы Российской империи и Русского народа – превыше всего, все передовые русские офицеры были бы в его команде, а не в тайных антиправительственных обществах. И никакие западные антимонархические идеи в России бы не прижились.  Неудовлетворенность конкретным монархом развивалась в неудовлетворенность монархией вообще.  Да и не только в России, но и во всей Европе тогда не было ни одного толкового монарха.

Вот ужасаются некоторые, что декабристы  планировали убить   «помазанника Божия», царя России. Но почему-то не ужасаются, что Александр не только планировал, но фактически сам убил   «помазанника Божия», царя России, своего отца Павла  Первого. Ведь  сынок был весьма осведомлён о заговоре.

Главой заговора был курляндский немец, масон, П. А. Фон Пален. В 1801 он – военный губернатор Петербурга, начальник тайной полиции, фактически и министр иностранных дел, и  управляющий почтовым ведомством. Вторая по важности фигура, непосредственный организатор убийства царя – тоже  немец,  тоже масон  (масонский стаж 30 лет), генерал-поручик Л. Л. Бенигсен. Удалён  царём по причине неблагонадёжности  на Кавказ, въезд в Петербург ему был запрещён, но тайно прибыл в столицу и жил на конспиративной квартире  «под крышей» фон Палена. Ударная группа заговорщиков (террористы-исполнители): братья Зубовы – Платон  (бывший плейбой Екатерины  Второй), Валериан и Николай (зять Суворова), а также гвардейские офицеры. Всего в заговоре  против  «помазанника Божия» участвовало около 60 человек. Последнее тайное совещание  заговорщиков проходило на квартире генерала Л. И. Талызина  -  командира Преображенского полка, главного полка страны. Генерал Талызин, конечно, тоже был масон. Причастен к заговору был и М. И. Кутузов, он информировал  начальников заговора о том, что происходит при дворе. Кутузов тоже был масон.

Финансировали заговор спецслужбы Великобритании. Цель – разрушить опасный для англичан военный союз  Павла  Первого   и Наполеона, планирующих сокрушить общими силами Великую Британскую империю.

В ночь с 11 на 12 марта 1801 года генерал Бенигсен и адъютант царя Аргамаков с толпой полковников и других высших офицеров,  - «в лентах и звёздах» (как писал позднее Пушкин) -  вошли в Михайловский замок и беспрепятственно проникли в спальню царя. Детина Николай  Зубов, утяжелив свою руку табакеркой, ударил  «помазанника Божия» в висок и сбил его с ног. Остальные стали избивать  «помазанника Божия» ногами. Кто-то эфесом шпаги проломил царю голову.  Но  «помазанник Божий» был ещё жив – и тогда его удавили шарфом (шарф – часть формы кавалергарда).

Наследник престола Александр Павлович в эту ночь спать не ложился и сидел одетый. Он знал, что заговорщики  отправились в Михайловский замок. Эта ночь запомнилась ему на всю жизнь. Его давил страх, что он участвует в страшном преступлении. Его давил страх, что будет с ним, если заговор провалиться и отец узнает, что его родной сын знал о заговоре. Но заговор удался. Масоны, связанные со спецслужбами Великобритании, посадили Александра на престол. Народу объявили, что Павел  Первый   умер от апоплексического удара (от инсульта).

Александра Первого  часто пытались и пытаются «реабилитировать». Писали и пишут, что  организаторы заговора его обманули. Он надеялся, что его отец подпишет  «бумагу» об отречении и этим всё закончится. Но такая аргументация рассчитана на дураков. Ведь не маленький несмышлёныш был в 1801 году сын Павла   Первого. Ему шёл тогда 24-ый год.
И никто из убийц  «помазанника Божия» не был повешен,  никто не отправлен на каторгу.
Так зачем же бросать камни в полковника  Пестеля?

Декабристов и примыкающих к ним  возмущала, прежде всего, вялая, нерешительная и не очень умная   внешняя политика царя. Большинство декабристов – это военные люди, и неудачи от врагов и слабости царя  они переживали особенно болезненно. Сначала были позорные поражения от французов, а во главе русской армии стоял тогда сам  царь. Правда, по Тильзитскому трактату Россия приобрела Белостокскую область, это хорошо. Но эта была не заслуга царя, а подарок от Наполеона. Россия отняла от Швеции стратегически важный кусок – Финляндию, но получила она этот кусок  тоже по предложению Наполеона. Он даже уговаривал Александра Первого  забрать срочно Финляндию. Некоторые успехи были и на Кавказе (присоединена Мингрелия, Абхазия и Имеретия). Россия отняла у турок Бесарабию. Внутреннюю автономию получила Сербия. Это всё хорошо, но в тогдашней исторической ситуации  Россия могла добиться много большего. Но  Александр Первый  всё время забывал про  русские  интересы. «Под внушением льстивых царедворцев из инородцев, - писал  в статье «Для кого воевала Россия» знаменитый  русский  публицист Михаил Меньшиков, расстрелянный жидами, -  Александр Первый  подписал смертный приговор русскому делу в Финляндии и смертный приговор русскому делу в захваченной поляками  Западной  Руси. Кавказ тогда целиком ещё не принадлежал России, но в отвоёванную часть Кавказа в 1819 году переселили 500 семейств… Вы думаете, русских? Нет – вюртембергских, из которых были образованы немецкие колонии в Тифлисской и Ели-саветпольской губерниях. Колонистам были отведены лучшие казённые земли и даны всевозможные льготы».
(Национальная газета, № 1 (51). 2002).

Не было у царя и ясной стратегии по отношению к Наполеону. Или крушить вместе с Наполеоном Великую Британскую империю и делить с французами огромную территорию земного шара, расширять территорию России на юг и юго-восток? Или готовиться к решительной войне с Наполеоном и прикончить его вместе с его планом создать Великую Французскую империю от Атлантического океана до Камчатки? Но Александр Первый  терял даром время. То дружил с Наполеоном, то ссорился с ним. Потом пошёл на большой конфликт с Наполеоном, но не подготовил  свою империю к войне с ним. В результате 600-тысячная армия  Наполеона вторглась в Россию, разорила огромную часть её территории, много убила русских людей, даже захватила Москву. Если бы не давление Кутузова, Александр Первый, вероятно, даже  заключил  позорный мир с Наполеоном.

Затем русские всё же погнали французов и примкнувших к ним всяких разных европейцев на запад. Русские войска вошли в Париж. Россия в войнах с Наполеоном понесла огромный урон.  Летальные военные потери России в войнах с Наполеоном – 450 тысяч солдат и офицеров.
(Б. Ц. Урланис. Народонаселение. Исследования. Публицистика. М., 1976. С. 163).
Здесь бы и потребовать на правах победителя огромной контрибуции от Франции и  «положить медвежью  лапу» на Балканы, Константинополь и проливы и добить старого врага – Турцию. Но вместо этого Александр Первый  присоединил к России зачем-то Варшавское герцогство, наполненное ненавидящими Россию и русских поляками и жидами. Хотя было мудрее подарить  этот «дьявольский кусок» Пруссии или Австрии для их ослабления и разложения. А затем Александр Первый  Романов не нашёл ничего мудрее, как создать Священный Союз Христианских Монархов Европы, чтобы обеспечить  «вечный мир» на этом континенте земного шара. Эта была глупейшая утопия, что и показали дальнейшие события. И Александр Первый  и другие тогдашние монархи Европы по причине  своей малости были абсолютно не в состоянии обеспечить нормальное развитие Европы и земной цивилизации. Все монархи ненавидели друг друга и не доверяли друг другу.

Пока противники были слабы, необходима была мобилизация сил на создание Славянской федерации под покровительством России. Необходима была поддержка греческого восстания в 1821, необходимо было  срочно решить важнейшую историческую задачу - отнять у  Турции Константинополь и проливы, но возможность эту бездарно профукали. Многие русские офицеры и генералы были и сторонниками более активной политики на Кавказе. «Сколько можно возиться с этим Кавказом?»  Требовалось, пока противники слабы, расширить территорию империи  дальше за Кавказский хребет и отобрать у турок  земли с христианами-армянами. Эти идеи декабристов весьма совпадали с планами генерала Ермолова – знаменитого «проконсула Кавказа». Пестель считал вполне разумным включить генерала  Ермолова в состав Временного правительства России. И если бы восстание победило, генерал Ермолов наверняка вошёл бы в состав этого правительства. По этой причине, то есть по политической неблагонадёжности, в 1827 году генерал Ермолов  и был уволен в отставку. И не радовались ли наши националисты-питекантропы, когда чечены разрушили памятник генералу Ермолову? По крайней мере, я не слышал, чтобы они собирали деньги на новый памятник этому генералу.

Известно также, что многие  «декабристы-масоны» и после неудачного восстания геройски воевали на Кавказе, чего не скажешь о  наших националистах-питекантропах. У них была прекрасная возможность повоевать против чеченов, но они довольствовались лишь робкой критикой Ельцина и Путина.  Декабристы были люди более высокого качества, чем наши питекантропы. Они не боялись  жертвовать своей жизнью за интересы России и русского народа.

Недовольство передовых русских офицеров вызывала и вялая политика Александра  Первого  в направлении на Иран и Среднюю Азию. Позднее правительство России усилит активность в этих направлениях, но, сколько было упущено возможностей. Недовольство декабристов вызывала и вялая политика Александра Первого  на Дальнем Востоке,  на Аляске и в Калифорнии, где в то время были уже русские военные укрепления.

Одна из причин отвращения  передовых русских офицеров к царю Александру Первому  Романову – эта и неспособность его отменить крепостное право в России. В глубине души он понимал, что это надо сделать, он даже начал  тайно  эту работу, но кончилось всё, как всегда  у этого Манилова ничем. Он увидел, что большинство помещиков-крепостников (а среди них много поляков и немцев) – против освобождения русских крестьян. Значит, к этим  помещикам потребуется применить насилие, а на это Александр Первый  решиться, естественно, не мог. В 1816 свобода  от полурабства дана была только крестьянам в Прибалтике, но не русским крестьянам. Александр Первый  Романов лишь стыдливо запретил печатать в газетах объявления о продаже русских крестьян. Вся полицейская власть над русскими крестьянами оставалась в руках помещиков-крепостников. Они имели право бить крестьян. А в 1822 г. появился даже указ, который дал крепостникам право без всяких объяснений ссылать неугодных крестьян в Сибирь. Даже жидам в христианской России была предоставлена личная свобода, а русским крестьянам  даже после народной войны с Наполеоном  в  личной свободе было отказано.

Ещё одна из причин неприязни к Александру Первому  со стороны передовой части русского общества – это отказ царя ограничить свою власть Конституцией. Александр Первый   дал Конституцию финнам, потом дал Конституцию полякам, но русским  он в Конституции, естественно, отказал. Над русским народом Александр Первый  желал  властвовать без всяких ограничений. Правда, в глубине души он понимал, что и здесь что-то надо делать.  «Имперский комиссар» при польском правительстве  в Варшаве Новосильцев Н. Н.  начал по распоряжению царя  тайно «работать»  над общей Конституцией. Начал вырабатывать так называемую «Уставную  Грамоту  Российской  империи», которой должен был подчиняться и сам царь, но этот документ так и не был объявлен. Да и какая может быть Конституция в стране, где миллионы русских крестьян  юридически поставлены в положение  полурабов.

  Прожидовская   политика   Александра  Первого

   Одна из  причин восстания 1825 года  – это  и отвращение передового русского общества к  «ласковой и нежной»  политике  царя Александра Первого  Романова к жидам. Об этом, конечно, в школах и вузах учителя истории абсолютно молчат. При диктатуре КПСС жиды-коммунисты десятилетиями вдалбливали в головы русских школьников и студентов суждение жида Ленина о декабристах: «страшно далеки они были от народа». Напротив, декабристы были очень близки к русскому народу, и потому-то многие из них считали необходимым  остановить экспансию жидов на восток и освободить русский народ от жидов. А вот Александр Первый  Романов и его правительство (как позднее Ленин и его правительство) действительно были  «страшно далеки от народа». Я имею ввиду  -  «страшно далеки они были от русского народа». К жидовскому народу они были очень близки.
   
С Екатерины  Второй  началась, а при Александре Первом  продолжилась экспансия жидов в России.  На это нельзя закрывать глаза, пытаясь замаскировать большие стратегические ошибки, большие грехи и большие преступления монархов России. Не с Ленина и Троцкого началась экспансия жидов в России, а с Екатерины Второй, Павла Первого   и  Александра Первого.  Александр Первый  не только не депортировал жидов с присоединённых его бабкой  территорий, но ещё и сам  присоединил новые территории с сотнями тысяч жидов и даже стал открывать жидам дорогу к захвату власти в России. При Александре Первом  экспансия жидов пошла по всем направлениям.
   
          
Экспансия  «вверх»

Успешное продвижение жидов в России зависело не от пушек и  ружей. Ни пушек, ни ружей у жидов не было. А если бы и были, то в чистом поле русские не оставили бы в живых ни одного жида, всех играючи перекололи бы штыками, а остальные жиды, скинув штаны, чтобы легче бежать, в ужасе умчались бы на запад. Жиды почти везде на планете наступали и наступают без пушек и ружей, как без пушек и ружей распространялись и распространяются тараканы и клопы. Успех экспансии жидов в странах, где коренные народы по численности превышают жидов в десятки и сотни раз, зависел и зависит  от  силы  жидовских  структур  в стране и  от силы  прожидовской  партии  в  органах  Центральной  и  местной  власти. Проникнув в чужую  страну и организовавшись,  жидовское меньшинство «тихо  и мирно»  ожидовляет  правителей  коренного народа -  принуждает  этих правителей действовать в жидовских интересах. Ожидовление правителей происходит обычно с помощью больших денег, применяется также идеологическая и психологическая обработка правителей,  собирается  на правителей  компромат, а потом этих правителей жиды шантажируют. Правителей жиды часто также пугают  уже ожидовленными правителями соседних стран. В результате  ожидовленные правители начинают действовать уже не в интересах коренного народа, а в интересах жидов. С помощью таких правительств жиды очень легко и быстро подчиняют  коренные народы, которые по численности превышают жидов в десятки и сотни раз. Оставшись без своего правительства, коренной  народ оказывается на долгое время абсолютно беспомощен перед  наглым  и организованным жидовским меньшинством. Изменённое по национальному духу правительство теперь берёт жидов под особую защиту. Любые действия коренного народа против жидов подавляются. А позднее жиды  заменяют  в органах власти уже  и  своих гоев на жидов и тем самым ещё больше усиливают свою власть. В  тех же случаях, когда «тихий» захват власти над коренным народом не удаётся, жидовское  организованное меньшинство принимает очень активное участие в переворотах, как в 1917 и 1991 в России, и тогда  неорганизованный коренной народ, не успевая  за ходом событий,  очень быстро оказывается под  властью  наглого и организованного   жидовского меньшинства.

   Так  пошла  экспансия жидов и  в России. После присоединения при Екатерине Второй  прежних русских территорий, оккупированных поляками и жидами, в России не просто оказались сотни тысяч жидов, сидящих на пенёчках и грустно ждущих, что с ними будут делать христианские правители огромной империи.  Не оказались они и во временных лагерях. Ведь уже в Польше существовала очень сильная жидовская структура – «жидовское государство в государстве», которое умело воздействовало на короля и на магнатов, принуждая их действовать в интересах жидовского народа. И Россия после разделов Польши сразу же получила сотни тысяч активных и хищных жидов, организованных в общины, руководимые  советами старейшин и раввинами. Россия  получила  не  сотни  тысяч разрозненных жидов, а «жидовское государство в государстве». Просто это «жидовское государство» из Польши переехало в Россию.

   И даже в Петербурге при Екатерине Второй   и Александре Первом  была уже  влиятельная   жидовская община во главе с Абрамом Перетцом. Этот жидовский  «туз» занимался  весьма прибыльными делами - поставками соли в несколько губерний  и торговлей лесом в южной России. Он же получал от правительства крупные подряды по кораблестроению. Этот богатый и  хитрый жид проделал успешно огромную работу по изменению сознания многих русских вельмож, развивая в них благосклонное отношение к жидам. Он часто организовывал в Петербурге, в своём особняке богатые приёмы, на которые собирались самые влиятельные  русские и польские вельможи столицы. В этом богатом жидовском особняке, где задарма, как им казалось, вельможи наедались и напивались, образовывалась смычка жидов и высших государственных  чиновников России, образовывалась русско-жидовское криминальное братство, образовывалась русско-жидовская мафия. Здесь  среди вельмож рождались предатели русского народа. Абрам Перетц и другие богатые жиды давали высшим государственным чиновникам взятки, льготные кредиты, давали советы по финансовым и коммерческим делам.

   Крупной фигурой в общине был и Нота Хаимович Ноткин. Этот богатый жид из Белоруссии, нажившийся на высасывании жизненных сил из русского крестьянства, сначала переехал в Москву, но потом решил укорениться в столице, поближе к главным правителям России. Этот Нота  Хаимович Ноткин  был «главным ходатаем» от всех жидов России. Он же организовывал взятки высшим государственным чиновникам, чтобы они  помогали жидам усиливаться в России. Авторитетен среди жидов  Петербурга был и Лейба Невахович. Он больше специализировался на пропаганде. В 1803 г.  этот жид издал книжку «Вопль Дщери  Иудейской».   Можно сказать, что именно этот Лейба Невахович  был первым в России жидовским пропагандистом, кто начал  «посредством печати»  зомбировать русских, выдавая ложь за правду. Авторитетной фигурой в общине был и жидовский писатель Мендель Сатановер.

   Прискорбно, но факт, что жидам не потребовалось много времени и усилий, чтобы обработать в жидовском духе самого царя Александра Первого. Когда  этот царь-полунемец  только уселся на трон в 1801, он был уже «готовый жидолюб».  И с  самого начала правления этого царя  уже существовала сильная прожидовская партия в Центральной Власти империи. Александр Первый  был  лишен русского национального и религиозного воспитания и образования. Об этом писали даже историки, симпатизирующие этому царю. Он плохо знал историю русского народа. Плохо знал историю жидовского народа. Абсолютно не понимал, что жиды  по природе своей – враги России и русского народа.

Лучшим другом  царя был жидолюб и поляк князь  Адам  Ежи  Чарторыйский (Чарторыжский). Сын польского магната, ненавистника  русских, он был взят в заложники после польского мятежа и воспитывался при царском дворе, где и сблизился  с великим князем Александром Павловичем.  Потом был назначен его адъютантом и ещё сильнее втёрся к нему в доверие. А когда Александр Павлович  стал царем, он сразу же вызвал своего любимого друга Адама Ежи Чарторыйского из Рима, где тот  был посланником, и сразу же взял этого поляка и жидолюба Адама Чарторыйского  в «Негласный Комитет» для управления Россией в качестве советника. Польские и жидовские интересы был  у этого Адама Ежи, естественно, на первом месте, а русские интересы его вообще не интересовали. А точнее сказать, он ненавидел   «презренных москалей». И этот тайный ненавистник русских, поляк и жидолюб сделал  благодаря дружбе с царём  блестящую карьеру в России. Он стал сенатором, помощником министра иностранных дел, а потом и членом Государственного Совета.  Князь Чарторыйский имел огромные имения в Западном крае и был весьма крепко связан с жидами. И где мог, он всегда помогал жидам. Позднее, уже при Николае Первом, в 1830, Адам Чарторыйский, естественно, оказался на стороне польско-жидовских мятежников, а когда мятеж был разгромлен русскими войсками,  бежал во Францию, в Париж, где  организовал эмигрантский антирусский центр. Другом царя, а позднее и сенатором  был и другой польский магнат, тоже жидолюб и русофоб,  граф Северин Потоцкий, тоже владевший огромным имением в Западном крае и связанный с жидами. Симпатизировал жидам и  ещё один близкий друг царя - член «Негласного Комитета», министр внутренних дел граф Виктор Кочубей,  тоже имевший крупные владения в Западном крае. Очень близок царю бы и министр  народного просвещения князь Голицын, тоже большой жидолюб.  И царь, и князь Голицын очень увлекались  христианской мистикой. Странная это была «христианская мистика», ибо нормальный христианский мистик должен по природе своей отрицательно относиться к жидам, как к «убийцам Бога, служащим  Дьяволу». Этому князю Голицыну царь и поручил «всю заботу о жидах».

Позднее другом и соратником царя стал   и ещё один жидолюб - полуполяк Михаил Сперанский. Он был назначен статс-секретарём, затем одновременно стал служить в МВД у  графа Кочубея. Когда Кочубей болел, Сперанский сам делал доклады  царю,  они весьма сблизились, и царь поручил  этому Сперанскому главную работу по реформе государственного управления. По выражению Державина, Сперанский  был  «друг жидов», точнее сказать, «очень большой друг». Сперанский был очень большим другом  главного жидовского «туза» в Петербурге – Абрама Перетца. Сперанский открыто жил в особняке этого жида, жил, конечно,  бесплатно,  пользовался его советами  по вопросам финансовым и коммерческим. Державин утверждал, что Абрам Перетц постоянно финансировал Сперанского, и об этом тогда все знали. И по любви к жидам, и за деньги  Сперанский делал всё возможное, чтобы помочь жидам.

В министерствах, Сенате и Государственном Совете тогда было много высших чиновников, которые финансировались жидами и за это жидам всячески помогали. Много таких продажных чиновников было тогда и на местах.

Можно утверждать, что  если  немка Екатерина Вторая  ещё стеснялась вначале  своего  правления  открыто высказывать свои симпатии к жидам и помогать им, то Александр Первый   этого уже не стеснялся. Можно утверждать, что  правительство во главе с царём Александром Первым, который правил Россией с 1801 по 1825, было  первым  в  России  открыто  прожидовским  правительством. Позорный для русского народа факт, но факт железный. Тогда же началось и проникновение жидов на государственную службу.  Жидовский  «туз» Абрам Перетц стал, например,   «коммерции советником».

Конечно,  «русская партия» в Центральном правительстве и на местах тоже была,  она сопротивлялась, но  «жидовская партия» была тогда сильнее. Защитника русских интересов,  противника жидовской экспансии Державина Александр Первый  уже в конце 1803 года скинул с поста министра юстиции. Многие русские националисты-государственники вынуждены были стать «молчаливой оппозицией».

В интересах жидов царь Александр Первый   в декабре 1802 создал новую, уже откровенно прожидовскую структуру – «Комитет о благоустройстве евреев». Само название  уже говорит, что этот комитет должен был заботиться  только  о жидах, заботиться о том, чтобы жидам  жилось бы  «весело, вольготно на Руси». В огромной империи, где большинство народа – русские, разумный царь должен в первую очередь заботиться о  благоустройстве русского  народа. Ведь именно русский народ цементирует империю и защищает её, а не жиды. Ведь именно на русском народе всё держится, а не на жидах. Но Александр Первый  Романов предпочёл в первую очередь заботиться о жидах. Создать  «Комитет о благоустройстве русского народа»  ему и в голову не пришло.

Писали и пишут историки, что Александр Первый  в основу работы Еврейского комитета положил проект Державина.  Царю очень понравилась идея Державина о преобразовании жидов  в добрый, трудовой, христианский народ.  На самом деле всё далеко не так. Понимал ли Александр Первый, что единственный способ, с помощью которого можно достигнуть  такой  благой цели, по  проекту Державина,  -   это  отделение  тогдашнего  жидовского  народа-вампира  от  народа-жертвы – от  трудового  русского  народа  и   изоляция  жидовского народа  на  одной отдельной или на нескольких  отдельных  территориях. Только в этом  случае  жидовский  народ,  чтобы  выжить,  вынужден  будет  создать   свой  земледельческий, ремесленный  и  фабрично-заводской  класс,  который  и будет составлять  большую часть    жидовского  народа.  Только тогда  жиды  станут  нормальным  - трудовым  -  народом, и  только тогда  исчезнет  ненависть к жидам со стороны  других  народов  планеты. Вряд  ли Александр  Первый   это понимал.  И вряд ли он понимал, что отделение жидовского народа от трудового русского народа  невозможно  без применения  длительного  и  постоянного   насилия.

Ведь если бы Александр Первый  это понимал, он назначил бы в Еврейский комитет совсем  других  чиновников и во главе комитета  поставил бы Державина, как самого компетентного  в русско-жидовском  вопросе  чиновника. Да и название комитета было бы другое. Не  «Комитет о благоустройстве  евреев»,  а «Комитет  о преобразовании евреев». Но Александр Первый  включил в состав Еврейского комитета таких чиновников-жидолюбов, которые по природе своей не желали и не могли применить насилие против наступающих жидов. Александр Первый  ввёл в состав этого комитета своих любимых жидолюбов –  князя Адама Ежи Чарторыйского, министра внутренних дел графа Кочубея и графа Северина Потоцкого. Все они имели огромные владения в Западном Крае, и все были крепко связаны с тамошними и петербургскими жидами. И все они  свои частные интересы ставили выше интересов империи. Общее же управление комитетом было отдано  «большому другу» Абрама Перетца и «большому другу жидовского народа» – Михаилу Сперанскому. В состав комитета был включён ещё и граф Валериан Зубов, чиновник весьма безвольный и друг Сперанского.
А чтобы комитет более плодотворно работал на пользу жидов, к работе в комитете были привлечены и депутаты от всех губернских жидовских кагалов, в основном это были богатые купцы-жиды первой гильдии.  И, естественно, к  работе комитета были привлечены все главные фигуры из жидовской общины Петербурга. Направлял работу этих жидов  «главный мафиози» Абрам Перетц. Очень много старался  на пользу жидов и Нота Хаимович Ноткин. Он выполнял две важные работы.  Он составил и защищал в комитете свой проект о благоустройстве евреев, который был противоположен  по всем пунктам проекту Державина. Он также организовывал подкуп членов комитета и других крупных чиновников.
В Еврейский комитет был, конечно, включён и Державин, так как он был автором проекта о преобразовании жидов  и министром юстиции. Но он был в этом комитете в полном одиночестве и был для всех остальных членов комитета  «весьма неприятной фигурой». Говоря современным жидовским языком, он был, по их понятиям, «весьма тяжёлым антисемитом»  и  «великодержавным  шовинистом». Руководители  «жидовского государства в государстве» объявили  Державина  «врагом жидовского народа».

 В своих «Записках»  Державин рассказал, что он получил в это время очень интересное письмо от своего хорошего знакомого, белорусского помещика Гурко. Гурко удалось перехватить  письмо местного жида своему поверенному в Петербурге. Это жидовское письмо Гурко тоже послал Державину.  В этом письме сообщалось, что для продажных петербургских сановников жиды уже собрали и отправили в Петербург миллион рублей. Узнал Державин также из этого письма, что жиды  «по всем  кагалам»  наложили  «херим» – проклятие – на Державина. Из письма стало также ясно, что жиды всячески хлопочут убрать Державина из Еврейского комитета. «А если  не удастся,  то  любыми  средствами  извести  его».  Жиды имеют намерение  «покуситься  на  его  жизнь». Погубить Державина жиды планируют в ближайшие три года (Т. 6, С. 761 – 763).

Но уверовавшие в силу денег, жиды всё же попытались ещё раз подкупить Державина. В доверие к Державину стал вкрадываться жид Нота Хаимович Ноткин, главный организатор взяток. Державин писал: Ноткин  «пришёл в один день к нему, и под видом доброжелательства, что ему одному, Державину,  не перемочь всех его товарищей (по комитету), которые все на стороне еврейской – принял бы сто, а ежели мало, то и двести тысяч  рублей, чтобы был с прочими  его сочленами согласен» (Т. 6, С. 763 – 764). Державин от этих жидовских денег, естественно, отказался. Державин решил  «о сём подкупе сказать Государю и подкрепить свою истину Гуркиным письмом». Он передал Александру Первому  и письмо помещика Гурко, и перехваченное жидовское письмо. Он  думал, что эти письма  станут для царя  «сильными доказательствами» и  Государь  «остережётся от людей его окружающих и покровительствующих жидам».  Он даже с иронией спросил царя: «ну брать мне 100 или 200 тысяч или нет?» Царь не понял иронии и повелел «подождать». И царь не пожелал, чтобы уважаемого  Ноту Хаимовича Ноткина  взяли  с поличным.   Царь не желал проводить никаких расследований ни по делу о проклятии   на Державина, ни по делу о планах жидов  убить Державина, ни по делу о взятках.  Никаких строгих мер «против пронырства евреев», писал Державин, царь не принял.

На первом заседании Еврейского комитета главный вопрос – об отделении жидовского народа-вампира от  народа-жертвы, от русского трудового народа – даже не был поставлен. На первом заседании все члены комитета (трусоватый Зубов на этом заседании не присутствовал) отказались даже принять предложение  Державина незамедлительно запретить  жидам  продажу вина и водки в  русских деревнях и сёлах. Старик Державин некоторое время всё ещё пытался сопротивляться, ещё пытался говорить о жидовской опасности и необходимости радикальной  Антижидовской Реформы. Но всё бесполезно. Все его слова к царю, как об стенку горох. А в октябре 1803 Александр Первый  Романов и вовсе скинул Державина с поста министра юстиции, после чего Державин вынужден был уйти  из Еврейского комитета. Освободившееся место занял, послушный царю, князь Лопухин П. В. Самая опасная для жидов фигура на русско-жидовском фронте была выбита. Все жиды России ликовали. Теперь не было нужды рисковать и  применять топор, нож или яд против Державина.

В дальнейшем состав Еврейского комитета менялся, но комитет до  последних дней своего существования оставался прожидовской структурой.

     
   Депутация  от  кагалов

Эта жидовская структура начала работать  еще при Екатерине Второй, но при Александре   Первом  стала уже более официальной и законной. Во время войны с Наполеоном  в 1812 – 1813  при Главной квартире  царя  пребывали уже  постоянно  два жида, Зундель  Зонненберг (он же Гродненский) и Лейзер Диллон (он же Несвижский),  в звании «находящихся при Главной квартире депутатов от еврейского народа». Их роль была двоякая. Они исполняли разные поручения, касающиеся русской армии, в основном занимались снабжением армии продовольствием, и  «председательствовали от евреев».  «Они назывались, - признался  жидовский историк Гессен, - то депутатами от еврейского народа, то от кагалов, - последнее более соответствовало действительности».
 (Гессен Ю. История еврейского народа в России. Москва. Иерусалим. 1993. Т. 1. С.176).

Через этих двух жидов при особе царя кагалы так старались воздействовать на царя, чтобы он никогда не забывал про нужды жидов, чтобы он постоянно покровительствовал жидам, защищал жидов и способствовал дальнейшей экспансии жидов в России. Они убеждали царя, что надо простить жидам все недоимки, дать жидам льготы в податях, простить жидов, находящихся под уголовным судом, и впредь судить жидов только в присутствии жидовских членов  магистрата… В 1813 Зонненберг вместе с другими жидовскими депутатами, воспользовавшись благосклонным отношением царя к жидам, предоставил  царю записку, где просил, чтобы жидам было предоставлено  уже  по всей  огромной Российской империи право производить и продавать водку и вино. Зонненберг также клянчил, чтобы царь дал всем жидам право занимать без ограничения должности в местных органах власти. Жиды желали быть начальниками и  судьями над русскими людьми.  И Александр Первый  Романов  не выгнал наглого жида, а «отнёсся весьма благосклонно к этим ходатайствам».

В 1814 депутация от жидовских кагалов вновь встретилась с царём. Встреча произошла 29 июня в Брухзале, в Баденском герцогстве. В официальном документе было сказано, что царь «соизволил повелеть», чтобы та же или подобная еврейская депутация отправилась в Санкт-Петербург, дабы там, в интересах проживающих в России евреев, ждать  распоряжений царя в ответ на те просьбы и пожелания, которые евреи высказали царю.
(Гессен. Там же. С.177).
 С большим удовлетворением писал жидовский историк Гессен об  «особом  чувстве» к жидам со стороны царя Александра   Первого  Романова и министра духовных дел и народного просвещения князя Голицына.

(Гессен, Там же. С.180).

После войны Александр Первый  стал во главе Священного союза христианских монархов Европы. Казалось бы, христианские монархи Европы должны были незамедлительно выработать единую политику против жидовской экспансии в христианской Европе. Дать отпор наступающим жидам. Должны были составить план полной зачистки  христианской Европы от жидов. Должны были выделить жидам одно определённое место  для жительства, переселить туда всех жидов, отделить жидов от трудящихся народов и сделать всё возможное, чтобы сделать этот склонный к паразитизму народ, претендующий на мировое господство, - в нормальный трудовой народ. Но абсолютно ничего в этом направлении христианские монархи Европы не сделали. Естественно, что и внутри России Александр Первый  Романов, после окончания войны, забыв освободить  русский народ  от крепостничества (тот самый русский народ, который «поднял дубину народной войны и начал гвоздить французов, пока не погибло всё нашествие»), продолжал упорно ублажать жидов.

В мае 1816 в Минске состоялся  съезд  представителей  от кагалов Белоруссии и Литвы. Жидовский съезд посчитал необходимым ускорить  поездку  депутатов в «царский город Петербург», чтобы  «выслушать  властное царское слово, обращённое к своим верным слугам, народу израильтян, и чтобы создать средства для поддержки стонущих и вздыхающих бедняков». Для этой цели были установлены специальные налоги, но деньги от жидов тогда всё же не поступили на прокорм депутатов и на взятки, «и, по-видимому, в связи с этим избрание новых депутатов не состоялось – Диллон и Зонненберг  продолжали нести свои обязанности».
(Гессен. Там же. С. 177).

Меж тем настроение жидов несколько ухудшилось. Хотя правительство и потакало жидам, но наглость жидов всё же стала раздражать  некоторых  русских сановников. Правительство желало знать точное число жидов, обитающих в России, чтобы взимать подати. Кагалы же постоянно скрывали точную цифру и постоянно её уменьшали.  Государственная казна от этого жидовского обмана ежегодно очень много теряла. Поэтому раздражённое министерство финансов требовало за утайку жидовских душ отправлять кагальных старшин в рабочий дом на один год. Мера наказания была, конечно, весьма мягкая, но всё же это  предложение министерства финансов весьма обеспокоила жидов. «Не дело, чтобы власть в России наказывала жидовских начальников». Но вопреки протестам жидов,  представленный Сенату в 1817 этот проект был одобрен. Тогда же арестовали киевских кагальных старшин, а в Волынской губернии жидовских старшин даже отправили работать на казённые суконные фабрики.

Недовольно было министерство финансов и тем, что продолжали накапливаться недоимки даже со стороны учтённых жидов.  В правительстве также осознавали, что огромный вред экономике России наносит жидовская торговля контрабандными товарами. А контрабандой тогда занимались постоянно десятки тысяч жидов. Граница между Россией и Австро-Венгрией тогда охранялась весьма слабо. Жиды России постоянно торговали с жидами Австро-Венгрии, подкупая местное начальство и пограничную службу. Жиды набивали золотом свои мешочки, а государственная казна несла  здесь огромные  убытки. Жиды были в страхе. «А вдруг раздраженное правительство серьёзно возьмётся за контрабандистов?» А тут ещё честные следователи (были и такие) стали возбуждать уголовные дела против жидов за убиение христианских детей и за добывание крови  из живых  христианских детей   для религиозных и медицинских целей. Жиды пытались подкупить и  местных начальников, и сенаторов в Петербурге,  но «брали не все». Многим жидам-изуверам за кровь христианских детей грозила каторга. Не удалось жидам, например,  совсем замять дело об  убиении в Гродно четырёхлетней девочки, дочери мещанина Адамовича. Виновных сразу отыскать не удалось, но начато было новое  «секретное расследование». Очень встревожило  раввинов и кагальных старшин, что некоторые жиды стали давать чистосердечные показания следователям. Поэтому раввины  и кагальные  старшины  требовали от депутатов, чтобы те срочно добились восстановления права Синагоги  проклинать тех жидов, которые своими словами или делами  вредят «интересам жидовского народа».

Зундель Зонненберг и Лейзер Диллон ринулись за помощью к самому главному и влиятельному защитнику жидовского народа в России -  к царю Александру Первому    Романову. В  1817 царь любезно принял этих жидовских депутатов. Беседа была продолжительной. Царь всегда находил время для дорогих его сердцу жидов. Царь обещал обязательно и срочно помочь жидам. Обещал приостановить указ Сената  о наказании жидовских начальников за утайку душ.  Обещал решить вопрос с недоимками. Обещал послать специального чиновника, чтобы  отсечь обвинения  против жидов в ритуальных убийствах христианских детей. Обещал  поручить все жидовские дела своему другу и соратнику,  большому жидолюбу,  князю Голицыну. Теперь именно князь Голицын  А. Н.  будет сообщать ему, царю, обо  всех жидовских жалобах и проблемах. Царь лишь немного пожурил жидовских депутатов за утайку душ и контрабанду. Жидам в его империи надо быть всё же «честнее». Царь также выразил желание, чтобы в Петербурге постоянно находились два избранных от жидовского народа депутата, которые постоянно доводили бы до царя  все  желания   и все проблемы  «народа израильтян». Царь попросил также, чтобы Зонненберг и Диллон  оставались в столице ещё  на два месяца, пока еврейским делам не будет дан  надлежащий ход, после чего  они могут  «заместить себя новыми депутатами».  Зонненберг и Диллон были весьма довольны  очередной беседой с царём России.

И царь сдержал свои обещания. В начале 1817 последовал указ – дела о евреях, сосредоточенные в Сенате, обязательно посылать на рассмотрение князю-жидолюбу Голицыну. Он сосредоточил в своих руках теперь почти все жидовские  дела. По желанию жидов,  князь  Голицын сразу же усилил официальную роль жидовских депутатов. Он установил, чтобы избранные от кагалов депутаты обязательно утверждались царём. Он также включил жидовских  депутатов в  число лиц, с которыми должно было обязательно сноситься управляемое Голицыном  объединённое министерство духовных дел  и  народного просвещения. Жидолюб Голицын   во главе этих важных министерств, – какая могла быть польза для духовного развития русского народа? Русско-жидовский вопрос в гимназиях и университетах тогда, как и ныне, в программу обучения русского народа, естественно, не включался.  Далее, указом от 19 апреля 1817 царь освободил  многих жидов от штрафов и пени.   Царь также освободил жидов от уплаты податных недоимок за прошлые годы. Прощены также были все жиды, арестованные или подвергнутые другими взысканиями за прописку душ. Выпущены на свободу были начальники  жидовских общин, утаивающие души .
(Гессен. Там же. С.184).

Александр Первый  Романов  в феврале 1817 приказал прекратить  и  «секретное расследование»  Гродненского дела  об убийстве  христианской девочки.  А затем,  появился и весьма опозоривший династию Романовых  указ от  6 марта 1817, который фактически запретил подозревать жидов в добывании крови  из христианских детей.  По повелению царя князь Голицын сразу же разослал этот циркуляр начальникам губерний. Этот антирусский указ царя  спас тогда десятки, а может быть и сотни жидов-изуверов от каторги. Жиды  по всей России ликовали.

Но вскоре между жидовскими депутатами возникли разногласия. Как  злые пауки, Зонненберг и Диллон вцепились  друг в друга, а затем, воспользовавшись отъездом из Петербурга Диллона, Зонненберг исходатайствовал у царя повеление об избрании новых депутатов. И 19 августа 1818 в Вильне состоялся съезд выборщиков от 12 губерний. Были избраны 3 депутата: Зундель Зонненберг, Бейниш Лапковский (Барац) из Витебска и Михель Айзенштадт из Шклова, и 3 кандидата: сын  раввина из Кенигсберга Шмуйла Эпштейн из Вильно,  купец Маркус Файтельсон и прежний депутат Лейзер Диллон.  4  января 1819 эти  жидовские депутаты и кандидаты были утверждены царем в своих званиях (кроме Эпштейна, о котором должно было последовать особое повеление).

Вновь избранные депутаты и кандидаты сразу же включились в работу.  Первая забота депутатов – сбор денег для себя и на взятки. Сами жидовские историки не скрывали, что помимо расходов на содержание депутатов  и их канцелярии,  «предстояли и большие секретные расходы в правительственных  учреждениях», то есть на подкуп членов Еврейского комитета, чиновников из министерств, сенаторов и членов Государственного  Совета. Но понятно, что, хотя жиды и нуждались весьма в депутатах,  давать деньги депутатам было жалко.  С деньгами для депутатов  и на взятки всё время были проблемы. И потому, чтобы побудить жидовское население России раскошеливаться, депутаты стали  это жидовское население  пугать, что «правительство  готовит новые стеснения для евреев».  Но депутаты  торопились  и не были осторожны.  Власти перехватили  письма депутатов,  «и между депутатами  и правительством  создались неприязненные отношения». К тому же к этому времени выплыло тёмное прошлое Лейзера Диллона. По поручению великого князя Михаила Павловича он был арестован как «главный похититель» в 1812 году 245 тысяч рублей из казённых денег, когда он занимался поставками для русской армии.  Его обвинили также в вымогательстве денег у помещиков и в сокрытии имения от налогов. Александра Первого   это обстоятельство,  конечно, весьма огорчило.  Царь очень сильно уважал  почти 10 лет этого почтенного жида, считал его достойным представителем  «народа израильтян», удовлетворял все его просьбы, а неблагодарный жид оказался вором и прохвостом. Привлечены к суду были и два сына Диллона, Янкель и Герц.
(Гессен. Там же. С. 181).
Опущенный вниз Диллон уже не играл больше никакой роли. Он умер  «в бедности», если верить жидовским писателям, в 1838 в Вильно.

У Зонненберга, конечно, тоже была «морда в пуху». Какой жид, занимаясь поставками продовольствия в армию, не ворует?  Честных жидов на таком поприще не бывает. Но под  него  особо копать не стали. Зонненберг был лишён звания депутата по представлению цесаревича Константина Павловича  «за дерзость перед начальством» (После того, как он несколько раз  дружески общался с самим царём России и царь к нему благоволил, жид  остальных русских начальников  уже и в грош не ставил и дерзил даже русским вельможам). Он надеялся, что царь его спасёт, но  царь  почему-то не спас. В последние годы жизни любовь к жидам  даже у этого царя начала понемногу выветриваться. Другие депутаты, не получая денег от жидовского населения,  уже не вернулись  в Петербург  из отпусков, и тем самым лишили себя звания депутатов. С 1823 в Петербурге остались работать  только  депутат Айзенштадт и кандидат Файтельсон. К началу 1825 в Петербурге не осталось уже ни одного депутата. Этим воспользовался новый министр духовных дел Шишков, который вопреки протестам князя Голицына,  вообще упразднил жидовскую Депутацию «за ненадобностью для России».

Экспансия жидов  «вверх» – создание жидовских структур воздействующих на органы государственной власти, создание Еврейского комитета, ожидовление царя, кабинета министров, Сената и Государственного Совета, а также многих местных органов власти -  привело, естественно, к полному срыву маниловских планов  Александра Первого   преобразовать жидов, не применяя к ним постоянного насилия.

    Как  царь  Александр  Первый   Романов  намеревался  жидов                                                 
             в  земледельцев  превратить.

   
Мечты  такие были ещё у Екатерины Второй. Она, чтобы подтолкнуть жидов в этом  направлении, ввела на жидов двойную подать, а тех жидов, которые переселятся работать на полях в Новороссии, обещала  полностью освободить от подати. Понятно, что желающих ехать не нашлось. Большинство жидов в Западном Крае и так никакой подати не платили. Царь Александр Первый  предоставил жидам льгот побольше. В Новороссии только для жидов правительство выделило 30 тысяч десятин  плодородной земли  (русская десятина – это 1, 092 гектара) и только «на первый раз». Если жиды укореняться  в Новороссии и привыкнут к производительному труду, правительство обещало  выделить им ещё любое количество земли – до полного удовлетворения жидовских потребностей. Правительство  предоставило на новом месте  на каждую жидовскую семью  в потомственное владение (но не в собственность) по 40 десятин казённой земли. Для сравнения: средний по России земельной надел русского крестьянина был всего несколько десятин.  Правительство предоставило жидам и большие деньги на переезд в Новороссию, на покупку скота, инвентаря и т. д.  Бедным жидам правительство бесплатно предоставило подводы.  Эти ссуды жиды должны были начать выплачивать только через 10 лет и могли выплачивать их понемногу в течение последующих 10 лет. Правительство выделило и большие деньги  на постройку для жидов рубленых домов и хозяйственных построек и  на рытьё колодцев. Для сравнения:  на юге России, где лес был в большом дефиците,  не только все крестьяне  жили тогда в глинобитных домах  («мазанках»), но даже и  многие помещики жили  в  глинобитных  домах. Правительство также освободило всех жидов-переселенцев на 10 лет от податей. А богатым жидам правительство предоставило право приобретать землю в личную и потомственную собственность с правом обработки её наёмными  христианскими работниками.
 (Никитин В. Н.  «Евреи земледельцы: Историческое, законодательное, административное и бытовое положение колоний со времени их возникновения до наших дней. 1807 – 1887». СПб..1887. С. 6 – 7).

К удивлению правительства, жиды сначала и на эти льготы не соблазнились. Но приближался 1807 год, на который правительство наметило выселение жидов из христианских деревень Западного Края. Стали распространяться слухи, что правительство имеет намерение выселять жидов даже с помощью солдат. Распространились и слухи, что переселение в Новороссию – «это очень выгодно для жидов».  Ведь можно очень много насосать  денег из  государственной казны. А ишачить на полях жидам вовсе не обязательно.  Можно будет использовать для  тяжёлой работы на полях дешёвых христианских работников. Можно также сдавать в аренду  землю и скот и заниматься любимой торговлей.

И тысячи жидов ринулись в Новороссию. Они жили в новых рубленых домах, которые не строили. Пили воду из колодцев, которые не вырыли. Пили дармовое молоко и ели дармовое мясо. Пахать и сеять, понятно, не желали, а если кто и сеял, то мало. Жиды не желали даже заводить огороды около своих домов, чтобы иметь  свежие овощи, и сады, чтобы иметь фрукты и ягоды. «Зачем нам, евреям, сады и огороды?»  Жиды не желали собирать кизяки (сушёный помёт, который на юге используют как топливо).  «Евреи не созданы для того, чтобы собирать кизяки?»  А когда наступили холода,  чтобы подогреть пищу и обогреться, жгли солому, которую  настоящие хозяева используют зимой на корм скоту. Оставшись без пищи, жидовская скотина тощала и умирала. Но чаще жиды  волов, овец и коз просто резали, а мясо поедали сами или продавали. А русскому начальству жиды объясняли, что скотина умерла от  недоедания, холода и болезней, что скотину украли нехорошие люди. Местное начальство, которому было велено сверху постоянно заботиться о жидах-переселенцах, хотя и знало, что жиды врут, но в страхе перед жидовскими доносами в Петербург, выдавало жидам новых волов, овец и коз. Жиды скотину снова резали или продавали, или сдавали  рабочих волов в аренду, а потом  «с ложной слезой в глазах» снова плакались на тяжёлую жизнь и просили у начальства  новых волов, овец и коз или денег на их покупку.  Такие операции многие ловкие и наглые жиды проделывали  несколько раз.  Рабочий инвентарь у жидов тоже почему-то часто ломался, но чаще они  сдавали его в аренду  или продавали и просили у начальства денег на покупку нового инвентаря.

Стали жиды, естественно, постоянно использовать и труд  христиан, хотя это разрешалось только очень богатым жидам.  Одних христиан жиды нанимали за деньги, с другими расплачивались урожаем, третьим сдавали землю и рабочих волов в аренду. Использовали жиды постоянно и  дешёвый труд беглых крестьян и бродяг. Сотни жидов, получив деньги, сразу же уезжали в  христианские города и большие деревни, где занимались  торговлей и  разными промыслами, обманывая  легковерное христианское население. Некоторые жиды потом возвращались временно на  приписанное место жительства, чтобы получить ещё денег, а другие куда-то бесследно  (для русского начальства) исчезали в  просторах огромной империи, а затем выявлялись в больших и малых городах  империи, где им и появляться было запрещено. И постоянно, постоянно жаловались жиды  местному начальству, что земля в Новороссии твёрдая, её очень трудно обрабатывать, климат плохой, прилетает и съедает весь урожай  ненасытная саранча, потом ещё град и  засуха, воды нет, топлива мало. Жаловались, что «плохие люди постоянно обворовывают  нас, бедных евреев», И постоянно клянчили денег и денег. «Как жить еврею, если у него нет денег?»  Даже жидовский историк Никитин, автор огромного исследования о  «жидах-земледельцах», вынужден был признать, что  «на тех же землях и при том же климате» немцы и русские собирали  большие урожаи, везде у них порядок, богатые огороды и сады, дома в зелени, а у жидов везде – «мерзость запустения».
 
С 1814 по 1823, по данным тогдашних статистических  исследований,  на каждую жидовскую душу обрабатывалось  в Новороссии менее двух трети десятины.  Всей своей   «трудовой деятельностью»  в Новороссии жиды  старались показать правительству России, что всю эту работу – пахать и сеять – они   делать  не умеют. «Эта  работа не для нас, евреев. Евреи созданы для другой работы». «Так зачем же требовать от них, - писал жидовский историк Оршанский, один из идеологов  жидовской экспансии в России, -  чтобы они  непременно занимались  земледелием, которое у них идёт плохо?» 
(Оршанский И. Евреи в  России: очерки и исследования. Вып. 1, СПб., 1872, С. 170 – 174).

«Подонки еврейского общества, - писал  князь Голицыны Н. Н., автор  большого научного исследования  «История русского законодательства о евреях», -   изгнанные корчмари и шинкари, жившие легкою наживою от питейного промысла в тёмной среде белорусского крестьянства, не столько не умели, как  не пожелали  взяться  за  плуг  и борону   и  обливаться  потом  под  знойным  солнцем  благодатного  юга.    Еврейская природа, вековая испорченность расы и её племенная гордость не мирились  с такою скромною и приниженною ролью; не было пищи для еврейского интеллекта, для приложения самого изощрённого и неутомимого мышления и… некого было эксплуатировать, обманывать,  не было тех, из кого извлекать барыши». И как раньше  жиды-переселенцы высасывали белорусское крестьянство, так теперь в Новоросии они стали высасывать государственную казну России, «требуя без конца денег, денег и денег, кормовых и пособий, жалуясь на всякие убытки, на неопытность и неумение, прося всё больше денежных средств и льгот».
(Голицын Н. Н.  Еврейское законодательство в России.  СПб., 1876. С, 807 – 808).
А так как казна собирается со всех трудовых  народов  России, то жиды-переселенцы стали высасывать жизненные силы уже со всех  трудовых  народов  этой империи.

И преступление  царя Александра Первого  Романова  и многих  чиновников перед русским народом и другими трудовыми народами России было в том,  что вместо того, чтобы   отделить  насилием жидов-вампиров от трудовых народов России,  заставить  жидов  производительно  работать  на полях  и  посредством  постоянного  насилия   преобразовать  большую  часть  жидовского  народа  в класс земледельцев,  царь и правительство продолжали   с ними, паразитами,  возиться, как  с  «трудными  детьми», увеличивая им  льготы и ссуды.

20 сентября 1803 года в журнале Еврейского комитета была сделана такая запись: «Лучше и надёжнее вести евреев к совершенству» ласковым методом, ничем не стесняя и не принуждая. «Не  употреблять  впредь  никакой  власти».
(Эттингер Ш. Россия и евреи. Иерусалим. 1991. С. 161).

Понятно, что таким способом преобразовать жидов в трудовой народ было невозможно.
В 1817 кончился срок 10-летней податной льготы. Жиды-переселенцы теперь, по закону 1804 г., обязаны были  платить подать. Но, конечно, платить подать жиды снова не пожелали. От жидов и даже от многих русских  начальников из Новороссии, продажных или тупых,  пошли в Петербург прошения. Жиды и продажные или тупые русские начальники просили  правительство продлить жидам-переселенцам льготы ещё на 15 лет. И вот князь Голицын, личный друг Александра Первого  Романова, главный уполномоченный по жидовским делам в России,  провёл  нужное жидам решение: отсрочить жидам-переселенцам подати ещё на  5 лет, а уплату за выданные раньше деньги и ссуды отсрочить ещё на 30 лет. Жиды  снова ликовали. А в 1822, когда кончилась новая  5-летняя отсрочка податей, жиды-переселенцы  платить подать снова не пожелали и потребовали новой льготы. И беспомощное, тупое и продажное правительство было бессильно заставить  жидов-паразитов платить  подать или отправить их на принудительные работы. Русских крепостных крестьян можно было бить розгами и кнутом, а с жидами так обходиться, по понятия царя и правительства,  было нельзя.

         Как  царь Александр  Первый    Романов  намеревался                                   
         жидов  выселять  из  христианских  деревень

В  «Положении 1804 года», которое выработал Еврейский комитет, были высказаны и весьма решительные  намерения: «Никто из евреев… ни в какой деревне и селе не может содержать никаких  аренд, шинков, кабаков и постоялых дворов, ни под своим, ни под чужим именем, ни продавать в них вино и даже жить в них».
(Еврейская энциклопедия. Т. 3. С. 79).
Так    предлагал и Державин.  Было принято решение о выселении евреев-паразитов  в течение  трёх лет из всех христианских деревень Западного Края. К началу 1808 г.  зачистка деревень от евреев-паразитов  должна быть закончена. Предполагалось выселить 200 – 300 тысяч  евреев. Указаны были и направления массового переселения евреев: 1. В города и местечки Западного Края, где переселенцы должны заняться ремеслами и фабрично-заводским трудом;  2.  На незаселённые земли Западного Края, где переселенцы должны  заняться земледелием;  3. На незаселённые земли Новороссии, Астраханской и Кавказской  губерний, где переселенцы должны были заняться земледелием. Десятки тысяч жидов-паразитов (продавцов водки и вина, ростовщиков, торговцев-мошенников и арендаторов) должны были переменить профессию и заняться производительным трудом.

За невыполнение этого закона полагалось суровое наказание для жидов, помещиков и государственных чиновников.  Помещики обязаны были выплачивать штраф, если в их владениях жиды будут заниматься незаконными промыслами или будут шататься без дела.  Имения помещиков могут быть взяты в опеку на 10 лет. А в казённых имениях земские исправники, которые  не будут зачищать от евреев деревни, также сначала будут выплачивать штраф, а  в дальнейшем будут уволены со своих должностей, и  навсегда будут лишены права на государственную службу. Штрафы будут платить и вице-губернаторы, и чиновники губернской администрации. Платить штрафы будут и жиды-нарушители, а на третий раз они будут ссылаться на поселение  в  Сибирь. 

Жиды-паразиты, жившие в христианских деревнях и сёлах,  конечно, весьма  испугались и взволновались. «И было  от чего испугаться и взволноваться», - писал жидовский историк Оршанский. 
(Оршанский. Там же. С. 274).
В короткий срок правительство решило оторвать рты и присоски жидов-паразитов от  тела  крестьян,  вымести жидов-паразитов  метлой из тех территорий, где трудятся крестьяне, и превратить   изгнанных жидов-паразитов в  «производительных работников». Но нашлись и  мудрые жиды, которые стали успокаивать  свой напуганный народ:   «Этот царь любит нас, евреев. Он не хочет нам зла. Просто,  по его понятиям,  превращать нас в «производительных работников» - это хорошее христианское дело. Он не понимает, что нам, евреям, это не надо. И нам, евреям, вовсе не надо торопиться бежать из христианских деревень и сёл. Поскольку  этот царь нас любит, ведь не погонит же царь и его правительство  нас из деревень и сёл штыками своих солдат». Жиды–паразиты вняли таким речам и остались  жить и кормиться  на прежних местах. Царь и правительство не знали, что делать.

А потом приблизилась  война с Наполеоном. А потом узнали о непонятных затеях  Наполеона с жидами. Сначала Наполеон зачем-то собрал  «Еврейский парламент» во Франции. Затем собрал даже  СИНЕДРИОН – высший орган  управления  всеми  жидами планеты. Эти затеи Наполеона весьма встревожили и царя, и правительство. Секретные агенты поспешно стали собирать сведения, зачем Наполеону всё это нужно. Не собрался ли Наполеон перетянуть всех  жидов   планеты на свою сторону и сделать из них своих  «верных  союзников» в своей войне с  Англией, Австрией, Пруссией и Россией?  Противники выселения жидов, естественно, стали убеждать царя, что теперь совсем не время выселять евреев. Нельзя в такой исторический момент раздражать евреев   «средневековыми  методами», выселяя  200 – 300 тысяч евреев  с тех территорий, на которых они  столетия жили и кормились.  Наверняка будет и протест против  России  со стороны всех  «просвещённых» правительств  Европы. И надо обязательно  спросить, что думает о выселении  евреев  всё еврейское население России.

Поддавшись влиянию таких советников-жидолюбов, Александр Первый  в 1806 приказал создать новый Еврейский комитет для того, чтобы решить вопросы,  «не нужно ли принять каких-то особых мер?»  и  «не нужно ли отсрочить выселение евреев?»
  (Державин Г. Р., Соч. СПБ., Т.  6. С. 761 – 762).
   В состав нового комитета царь включил  снова двух своих любимцев  – князя Чарторыйского и графа Кочубея и новое лицо – министра иностранных дел графа Будберга. В Западном Крае, по желанию царя,  состоялись и выборы жидовских депутатов.  Все депутаты, естественно, высказались  за  то, чтобы отсрочить выселение  «на долгий срок». Объяснения жидовских депутатов вместе с отзывами губернаторов (а некоторые губернаторы  поддержали жидов) были отправлены в Петербург. И Адам Ежи Чарторыйский был против выселения. И граф Кочубей доложил царю, что выселить 200 – 300 тысяч евреев в короткий срок невозможно,  «потребуется несколько десятков лет, по чрезмерному их (евреев) количеству».
(Гессен Ю. Т. 1. С. 163 – 165).
Лишь граф Будберг  решительно высказался за выселение. Как министр иностранных дел он знал, что никакого «верного  военного союзника» Наполеон из жидов не готовит, и никакого протеста со  стороны европейских правительств не будет.

В это время (декабрь 1806) появился и очень интересный пропагандистский документ из Синода против Наполеона и жидов. Синод объявил Наполеона противником христианского Бога и лжемиссией.  Этот лжемиссия к посрамлению христианской церкви  «созвал во Франции иудейские синагоги, повелел явно воздать раввинам  и установил новый великий сангедрин  (синедрион) еврейский, сей самый богопротивный собор, который некогда дерзнул осудить на распятие Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа, - и теперь помышляет соединить иудеев,  гневом Божием, рассыпанных по всему лицу (Земли), и устремить их на ниспровержение Церкви Христовой и (о, дерзость ужасная, превосходящая меру всех злодеяний!) на провозглашение лжемиссии в  лице Наполеона».   Сей документ  из Синода –  отчасти бред,  отчасти  так называемая  «чёрная пропаганда» против Наполеона. Сам Наполеон себя никогда Мессией израильского народа не объявлял. И  придурковатых жидов, которые  считали  его своим Мессией, тоже было немного. Известно также, что Наполеон жидов ненавидел  и считал  их опасными врагами Франции. Но  этот великий и решительный полководец в войнах с европейскими правителями, был бездарен и беспомощен, как и многие другие правители,  в войне с жидами. И уж, конечно,  Наполеон  понимал, что сильного и верного союзника  из жидовского народа не получится. Документ из Синода – это, конечно, «чёрная пропаганда», от которой  даже  была некоторая польза,  но для нас  этот документ, прежде всего, интересен тем, что он показал, что даже среди  тогдашних управляющих Русской Церковью были всё же истинные христиане, которые  воспринимали жидовский народ как народ враждебный христианскому Богу. Но большой силы  при Александре Первом  такие истинные христиане  не имели. В силе тогда были защитники жидовского народа, а не русского.

Царь поддался воздействию жидов, защитников жидов и тех, кого напугали затеи Наполеона с жидами,  и согласился на отсрочку. 19 октября 1807 был издан указ, в котором говорилось, что переселять евреев, конечно, надо, но переселять надо не  «сразу всех», а  «частями», и срок выселения был растянут на три года. Но отсрочка на 3 года жидов и защитников жидов, понятно,  не устраивала.  Сенатор Алексеев, которому было поручено исследовать вопрос об отсрочке, пытался убедить царя, что выселить всех евреев за 3 года  невозможно.  А если это и сделать, то выйдет  «большое несчастие» для евреев. Новый министр внутренних дел Куракин также заявил, что евреев необходимо оставить на старых местах. Он согласен, конечно, что евреев переселять из христианских деревень надо, но «на это потребуется  несколько десятков лет, по чрезмерному их (евреев) количеству»,  и предложил создать новый Еврейский комитет для решения этого вопроса.

И царь снова отступил.  Указом от 29 декабря 1808 царь приостановил  статью, запрещающую жидам аренды и  алкогольный  промысел,  и приказал оставить жидов в христианских деревнях «до дальнейшего впредь повеления» и до «окончательного решения»   вопроса о выселении.  Задачу  «окончательно решить этот вопрос» Александр Первый    возложил на сенатора Попова В. С., который и был назначен председателем нового Еврейского комитета. В состав этого  «комитета Попова» были  включены    сенатор  Северин Потоцкий,   сенатор Алексеев,  помощник министра внутренних дел Козодавлев,  а позднее подключился к работе в комитете и минский губернатор масон Карнеев. Все четверо – защитники жидов. Этот комитет был ещё хуже, чем предшествующие комитеты. После  трёхлетней  работы этот «комитет Попова»  в 1812 представил царю подробнейший доклад по еврейскому вопросу. Это был доклад сенатора Алексеева, сделанный на заседании комитета и утверждённый этим комитетом. Доклад этот целиком  приведён в монографии князя Голицына Н. Н.  о еврейском законодательстве в России.
(Голицын Н. Н.  Там же. С. 556 – 560).
 
Сенатор Алексеев  от имени комитета вразумлял царя России, что статьи о запрете аренд и  алкогольного промысла для евреев не выполнялись с 1804 года не по причине упёртого противодействия со стороны евреев или по причине нерадивости  начальства Западного Края, а лишь по причине «естественных и политических обстоятельств». Ведь евреи в древней Палестине тоже были земледельческим  и скотоводческим народом, то есть не гнушались производительного труда. Но после их рассевания по планете, они  «по необходимости были вынуждены стать торговым народом».  А так как одной торговлей было не прокормиться, то евреи были вынуждены кормиться питейным промыслом, арендой земли у помещиков и ростовщичеством. К тому же раньше  во многих странах были законы, которые запрещали  евреям в христианских странах покупать и продавать землю. Статьи 1804 не выполнялись потому, что еврейский народ  уже  привык   быть торговым народом,  заниматься питейным промыслом, арендой и ростовщичеством. От этого всего еврейский народ  кормиться по сей день во всех странах, и лишать его пропитания – это очень нехорошо.  В городах Западного края нет  места и работы для евреев, которых планировали выселить из христианских деревень. Десятки тысяч  и  даже сотни тысяч бедных евреев будут обречены на ужасную нищету, а многие тысячи евреев  станут ворами и разбойниками.  И пьянство в христианских деревнях после изгнания  евреев не уменьшится. Ибо питейным промыслом  станут вместо евреев заниматься крестьяне. А это значит, что число земледельцев от этого в Западном  Крае уменьшиться, а это очень плохо для экономики России. Крестьяне также будут вынуждены  те сельскохозяйственные продукты, которые они производят,  сами везти в город на продажу, а значит, будут терять время, которое они могли бы более рационально использовать на своём поле.  Или часть крестьян станут торговцами, а это значит, что в Западном крае станет меньше земледельцев, а это плохо для экономики России. Если выгнать евреев из деревень, то закроются и все постоялые дворы, а это большое неудобство для всех, проезжающих по дорогам Западного  Края. А если хозяевами постоялых дворов станут крестьяне, то уменьшится  опять же класс земледельцев в Западном крае, а это очень плохо для экономики России. Надо также понимать, что подталкивать часть еврейского народа к нищете – это  «гонения на евреев», а  «гонения на евреев в наш просвещённый век» – это недопустимо.  Выселять евреев их христианских деревень – значит также  «сильно ожесточать сердца евреев», а это не следует делать, это даже очень опасно для государственных интересов России, ибо приближается снова война с Наполеоном.

Почти весь доклад сенатора Алексеева, поданный от имени комитета царю, - это  набор типичных жидовских  «аргументов», которыми переполнены уже столетия все жидовские книги по истории. Такими  «аргументами» уже столетия жиды засыпали все правительства Европы. Доклад сенатора  Алексеева, одобренный  «комитетом Попова», говорит о полном невежестве  членов комитета  по истории жидовской экспансии на Земле и о том,   «как далеки  были от русского народа»  многие высшие чиновники  России при Александре Первом. Разбирать один за другим эти «жидовские аргументы» из доклада сенатора Алексеева -  это работа вне науки и вне здравого смысла. Члены комитета  абсолютно не понимали, да и не хотели понять, что существует русско-жидовский фронт, что идёт наступление жидов, что это наступление жидов очень опасно  и для интересов Русского народа, и для интересов России.  Члены комитета рекомендовали царю, чтобы он оставил всё, как есть,  не препятствовал жидовской экспансии, то есть русские должны  горбатиться на полях и заводах, а жиды -  питаться соками русского народа, ибо жиды «к этому привыкли», а в дальнейшем жиды должны и управлять всем  Русским народом. И русские должны тоже к  этому  «привыкнуть».

«Комитет Попова» полностью отбросил идею Державина об отделении  жидовского народа-вампира от  трудового русского народа, о необходимости изолировать жидовский народ на определённых территориях, где этот  народ  надо  заставить  заниматься  производительным  трудом.  Не кормить паразитов, а кормить за производительный труд. А кто не работает, тот не ест. Державин предлагал тех жидов, которые не могут найти себе работу, посылать на рытьё каналов и на фабрики и заводы. Но  чиновники  из «комитета Попова» сделали вид, что они с этими предложениями Державина не знакомы. Ведь дать жидам лопаты и тачки и заставить рыть каналы – это же «гонения  на евреев». Такой работой должны заниматься  русские, а евреи  к такой работе  «не привыкли».

И потому  вместо постоянных отсрочек, которые лишь компрометируют правительство и царя и подрывают уважение к законам, «комитет Попова» рекомендовал царю России  «самым решительным образом»  прекратить выселение евреев, оставить всех евреев там, где они живут и кормятся, и сохранить за ними все источники кормления – аренды, питейные промыслы, торговлю, ростовщичество, постоялые дворы и  пр. То есть «комитет Попова» рекомендовал царю России полностью капитулировать перед жидами. То есть предатели   русского народа   и  политические  идиоты  появились  среди высших чиновников России не только в 1917,  не только при Горбачёве, Ельцине и Путине, но ещё при Александре   Первом  Романове.

Царь оказался в очень затруднительном положении.  Такое «окончательное решение еврейского вопроса» его всё же не устраивало.  И  бедствующих русских крестьян было жалко.  И жидов   было жалко.  Ведь он так мечтал  жидов-паразитов, которых так ненавидел русский народ Западного Края,  превратить в производительных работников, полезных для империи и уважаемых всеми коренными  трудовыми народами России. А комитет предлагал навечно оставить  жидов-паразитов  в таком неприглядном виде. Да и не готов был Александр Первый    так быстро отказаться от своей мечты. Да и не мог он так опозориться на всю Европу.  Отменить решение   1804 года  о выселении жидов он никак не мог.  Но и ударить кулаком по столу и рявкнуть:  «Цыц,  холопы! Все – на работу по выселению жидов!» – он тоже не мог. Он не мог применить насилие ни к  своим чиновникам, ни к жидам. Александр Первый  был ни рыба, ни мясо.  Александр Первый   отказался утвердить  предложение  «комитета  Попова», но и не  дал приказ быстро и решительно зачистить христианские деревни и сёла от жидов.  Он велел продолжить выселение жидов, но только очень мягкими и ласковыми методами, что  должно было сделать неосуществимым  план выселения.

А тут началась снова война с Наполеоном. 600-тысячная армия Наполеона вторглась в Россию и захватила значительную часть Западного Края, где обитали жиды, и вопрос о выселении жидов был отодвинут в сторону. А после войны с Наполеоном Александр Первый    присоединил к России Варшавское герцогство, где жили и «кормились» 400 тысяч жидов. А перед войной с Наполеоном  Александр ещё  отнял от Турции и присоединил к своей империи   Бесарабию, весьма наполненную жидами.  Жиды там составляли  10% населения.

Так что жидовский  вопрос стал для царя ещё сложнее и непонятнее. И почти 10 лет царь этот вопрос не поднимал, и  казалось жидам, а также их защитникам в министерствах, Сенате и Государственном Совете, что царь  уже примирился с полной капитуляцией перед жидами.  Но в 1822  царь снова вынужден был вернуться к еврейскому вопросу в связи с бедственным положением крестьян в Белоруссии. Белоруссия, где трудовой народ всегда бедствовал по причине жидов и помещиков, была вдобавок весьма сильно разорена во время французской оккупации.  А в 1822 в разоренной Белоруссии ещё полностью погиб урожай.  Начался голод.  Жиды и помещики, конечно,  не  голодали. Сенатор Баранов Д. О. , который был послан в Белоруссию (как  раньше сенатор Державин), чтобы разобраться в ситуации на месте,  сообщил царю и Сенату, что трудовой народ в  губерниях Белоруссии голодает и вымирает. И сенатор Баранов (как раньше сенатор Державин) указал, что одна из главных причин катастрофического положения крестьян – вампирная деятельность жидов в Белоруссии.

Тогда царь, хотя и без большой охоты, снова ставит  на очередь дня вопрос о выселении жидов, хотя бы только из Белоруссии. По распоряжению царя создаётся новый Еврейский комитет. Положение в Белоруссии столь катастрофическое, что этот комитет  даёт рекомендацию  начать выселение жидов из  этой части Западного Края.  И 11 апреля 1823 последовал  «высочайший указ», чтобы к 1824 евреи полностью прекратили  питейный промысел и содержание аренд и почт, А к 1825 евреи должны быть окончательно и бесповоротно переселены из Белоруссии в города и местечки.  И  переселение   жидов, несмотря  на  их  протесты  и  протесты  жидовских  защитников,  началось. Из  многих  христианских  деревень  жидов  выводили  даже  под  конвоем  солдат.  Помогали  с удовольствием  выселять  ненавистных  жидов  и  крестьяне. Но, конечно, шёл и саботаж со стороны местной  власти. Да и граф Кочубей, который в это время снова был назначен царём на пост министра  внутренних дел,  стараясь угодить жидам, всячески тормозил выселение. 

Потом и генерал-губернатор Белоруссии разрешил местным властям растянуть выселение на 8 лет. В результате, к 1 января 1824 из  христианских деревень Могилёвской губернии власти выселили всего 12, 5 тысяч жидов,   а  из  христианских деревень Витебской губернии   власти выселили всего 7, 5 тысяч жидов. Таким образом, власти выселили из христианских деревень Белоруссии  всего 20 тысяч жидов.
(Голицын Н. Н. Там же. С. 207 – 208).
 По планам 1804 правительство должно было выселить из христианских деревень Западного  Края  уже к 1708 году  200 – 300 тысяч жидов, а выселило к 1 января 1824 только 20 тысяч жидов. 

А далее выселение жидов и полностью прекратилось.  Жиды вопили о своём  «бедственном положении» и клянчили денег и денег. Генерал губернатор Белоруссии  тоже требовал от правительства денег для жидов, «иначе всё выселение сорвётся». Председатель департамента духовных и гражданских дел, жидолюб и русофоб, Мордвинов тоже требовал для жидов денег, «иначе выселение  невозможно». Видя поддержку в Петербурге, витебский генерал-губернатор Жиркевич уже собственной волей остановил выселение жидов из своей губернии.
  (Гессен Ю. Там же. С. 207 – 208).
Таким, образом, очередной  план царя Александра Первого  Романова–Манилова  «блестяще  провалился».

Как  царь  Александр  Первый   Романов  намеревался  жидов   
        в  добрых    христиан  превратить

   
   Ещё в 1812, за границей, около Александра Первого  появился и прилип к нему, как банный лист,  известный и почитаемый  при императорских дворах Европы мистик и проповедник -  жид Льюис Вей (его ещё иногда называли – Людвиг Вей). В городе Ахене он подсунул  царю России свой  «гениальный мемуар». В этом «мемуаре» Льюис Вей возвышенно распространялся о великой роли еврейского народа в истории человечества и пытался убедить царя России в том, что если христианские правители Европы будут заботиться о евреях, то со временем все евреи на Земле станут добрыми христианами. И царь России этот  «жидовский мемуар» не выбросил, он его внимательно изучил, «мемуар» царю весьма понравился, царь даже передал этот «мемуар» Несельроде  и Каподистрии для обсуждения на Международном конгрессе в Вене.

   Жиды возлагали на этот конгресс  большие надежды. Дело в том, что ещё совсем недавно, жиды  после  «революции» во Франции  и при Наполеоне (хотя он и ненавидел евреев) весьма усилились в этой  стране,  а затем жиды с помощью французских штыков   сумели усилиться и в других странах Европы. Удалось им усилиться и во многих германских городах.   Но после  свержения Наполеона войсками коалиции жители многих германских городов, избавившись от французских гарнизонов, стали требовать от властей лишить жидов привилегированного положения. Начались даже погромы.  Вот жиды тогда и послали поспешно своих депутатов с деньгами в Вену. Гарденберг и Меттерних были уже тогда в сетях банкирского дома Ротшильдов, были зависимы от жидов. И царя России тоже удалось  обработать. В результате конгресс  помог жидам, но не в той степени, как мечтали жиды.   К огорчению Александра  Первого, хотя «мемуар» Льюиса Вея на конгрессе и обсуждался, но «это обсуждение не дало никаких положительных результатов". 
(Голицын Н. Н. Там же. С. 598 – 599).
Положение жидов   после  поражения Наполеона  во многих государствах  Европы весьма ухудшилось. Даже Папа Пий 7, по требованию жителей Рима,  выгнал жидов в гетто из центральной части Рима, куда они просочились после прихода французских солдат. Изгнали жидов  и жители нескольких германских городов. В 1819 начался большой погром в Вюрцбурге, и только войска спасли тогда жидов от поголовного истребления.  Но жители Вюрцбурга не успокоились, и по их требованию власти всё же выселили жидов из этого города.  Погромы тогда прошли ещё в нескольких  германских городах. И это понятно, во время войны у немцев пробудилось национальное чувство, они осознали себя немцами, осознали, что они не для того освобождались от французского господства, чтобы терпеть господство жидовское.
   
В 1817 как представитель Лондонского миссионерского общества Льюис Вей прибыл в Петербург. Он прибыл, чтобы  исследовать  положение евреев в России и чтобы с помощью самого царя, который весьма благоволил к евреям,  усилить позиции евреев в этой стране.  Позорно, но факт: Александр Первый  снова принял этого жидовского адвоката, теперь уже в своём дворце,  и имел с ним продолжительную беседу.  Льюис Вей предоставил царю, естественно, и Записку   «о необходимости улучшения жизни евреев в России».

«Проникнутый убеждением, - писал жидовский историк Гессен, - что евреи  представляют  собой  царственную нацию, Вей говорил, что  все  христианские  народы, как  получившие  спасение  через  евреев,  должны  оказывать  им  величайшие  почести  и благодеяния».  Этого наглого жида надо было вышвырнуть пинком из дворца и гнать палками по дороге  до границы империи, а царь  христианской России, забыв как жидовский народ на площади в Иерусалиме кричал Пилату: «Распни Его! Распни!» - приглашает этого  наглого жида во дворец и внимательно, и уважительно выслушивает его талмудический бред, немного смешанный с некоторыми христианскими идеями.  Царь даже выразил своё глубокое сочувствие жидовскому народу, который живёт в России всё ещё не так  хорошо, как заслуживает. Русскому народу сочувствие царь  не высказал. Послушав  этого жида из Лондона, царь тоже стал мечтать о  том, как бы  всех «бедных евреев» России сделать  «добрыми христианами». Он, конечно, не будет брать пример с тех средневековых королей Европы, которые грубо и жёстко ставили  перед «бедными евреями»  своих государств  выбор: «Или креститесь, или смерть!  Или креститесь, или убирайтесь из  нашего государства!» Нет, в России преобразование евреев в христиан  должно пройти гуманно, мягко, даже с приятностью для евреев  и абсолютно добровольно. И перешедшим в христианство евреям надо обязательно материально помогать.

При участии Александра Первого  было учреждено  даже «Общество израилевых христиан». Это общество должно было состоять не обязательно из православных евреев,  пусть евреи становятся и католиками, и лютеранами, и кальвинистами и пр.,  лишь бы они стали христианами. Этим  «израилевым христианам» было позволено свободно торговать и заниматься ремеслами по всей Российской империи, не записываясь в гильдии и цехи. Этим «израилевым христианам» обещали бесплатно дать хорошую землю. Они освобождались со всем своим потомством  навсегда от военной и гражданской службы, от земских повинностей. И во главе этого «Общества израилевых христиан»  царь поставил  своего друга и соратника, одного из главных защитников жидов, князя Голицына. Покровителем этого общества стал сам  царь. В Екатеринославской губернии  для  «израилевых христиан» было выделено 26 тысяч десятин  плодородной земли. Выделены из казны  огромные деньги. Никакое местное начальство не имело права   вмешиваться  в дела  «Израилевых христианских колоний».
(Полное собрание законов. 1817. 25 марта. № 26752).
Но к удивлению и огорчению царя,  евреи  не повалили валом в это общество. Талмуд  жидам был дороже, чем Евангелия.

Более того, жиды усилили  преобразование   православных христиан в иудеев. Распространилась секта   «новых жидовствующих» -  «субботников». Особенно много таких сектантов развелось в Воронежской и Орловской губерниях. Допросы выявили, «что секта произошла от природных жидов, между христианами живших».
(Первое полное собрание законов, № 30436а).
 
Встревоженный, обманувшийся в жидах царь  на этот раз отреагировал более жёстко. Закон 1825 года потребовал поголовного выселения жидов из тех уездов, где обнаружены сектанты, а также из   соседних уездов.  Быстро пошла зачистка  «заражённых»  уездов. Приказано также именовать субботников  «жидовскою сектой и оглашать народу, что сектанты  «подлинно суть жиды», ибо наименование  «субботники»  - «не даёт народу точного о секте  понятия и не производит в нём того к ней отвращения, какое может быть производимо убеждением, что обращать стараются их  в жидовство».
(Первое собрание законов, № 30436а и № 30483).

        Увеличение  численности  жидов  в  России при  Александре   
                 Первом  Романове

    Один из важных показателей экспансии народа – увеличение его численности. Когда имеет место геноцид, численность народа падает.  Когда тараканов травят разными вредными порошками и гелями, число тараканов уменьшается, и тараканы могут даже совсем исчезнуть в квартире или доме. Так вот численность жидов в России, хотя жиды постоянно жаловались на трудную жизнь,  при  Александре  Первом  быстро росла.

   Александр Первый  не только не исправил стратегическую ошибку Екатерины  Второй    и не депортировал жидов из Белоруссии и  Западной Малороссии, но существенно увеличил число жидов в империи за счёт присоединения новых территорий, наполненных жидами. Он получил  от Наполеона  Белостокскую область,  где проживали и кормились около 30 тысяч жидов. Он отнял  у  турок  Бесарабию, где обитали  десятки  тысяч жидов, и не депортировал их в Турцию. А после войны с Наполеоном он захватил Варшавское герцогство, где тогда жили и кормились 400 тысяч жидов.  За 25 лет царствования Александра Первого  жиды  ещё и быстро размножились по причине ранних браков  и  требований  раввинов в условиях весьма благоприятных для размножения. Тогда росла численность всего населения империи, но жиды размножались вдвое быстрее.  В 15 губерниях Западного Края к 1823 было официально зарегистрировано 410 тысяч жидов.  Но эта цифра  сильно заниженная, так как  кагалы  постоянно уменьшали  реальную численность жидов, чтобы  платить меньше налогов и обеспечить большую свободу деятельности жидов. По расчётам Голицына Н. Н.  в Западном Крае тогда жили 714 тысяч жидов. Да ещё в Польском царстве  тогда жили более  400 тысяч  зарегистрированных  жидов. Но  реальная  цифра была много выше.  По приблизительным оценкам  некоторых историков,  всего в Российской империи к концу царствования Александра Первого  жили  и кормились около 2 миллионов жидов.  Именно  при  Александре Первом     Романове  Россия  стала  самой  жидовской  страной на  Земном шаре.

         
(продолжение следует)   
   


Источник: http://www.pravda-pravo.ru/forum/index.php?topic=610.0


Украшения своими руками на одежду

Украшения своими руками на одежду

Украшения своими руками на одежду

Украшения своими руками на одежду

Украшения своими руками на одежду

Украшения своими руками на одежду

Украшения своими руками на одежду

Украшения своими руками на одежду