Почему войны любили и уважали князя дмитрия

Почему войны любили и уважали князя дмитрия

Почему войны любили и уважали князя дмитрия

Почему войны любили и уважали князя дмитрия

Почему войны любили и уважали князя дмитрия

Почему войны любили и уважали князя дмитрия

СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК

 

Б

 

БАБА, БАБАНЯ - бабушка.

БАБАЙКИ - парные весла на лодке; одиночное рулевое на­зывается - "вило".

БАБИЕВ Гавриил Федорович (куб.) - род. ок. 1865 г., ст.Михайловской; генерал - майор. Во время Первой Мировой войны командовал Екатеринодарским каз. полком. Умер эмигран­том в 1921 г.и погребен в г.Вранье (Югославия).

БАБИЕВ Николай Гаврилович (куб.) - сын предыдущего; род. 30 марта 1887 г. ст. Михайлов­ской; генерал-майор и выдаю­щийся начальник казачьей кон­ницы. С ранних лет лихой наездник и джигит, в 1909 г. вы­пущен из сотни Николаевского кав. училища хорунжим в 1-й Лабинский каз. полк. Всю Пер­вую Мировую войну провел на Кавказском фронте и за отличия награжден орденом св. Ге­оргия 4 ст. К 1917 г., тридцати лет, с чином войскового стар­шины, состоял командиром 1-го Черноморского каз. полка. По­сле революции, в январе 1918 г. привел свой полк на Кубань и некоторое время сохранял его от самовольной демобилизации. Потом, отпустив Казаков по до­мам, с офицерами и частью ря­довых выступил в Первый Ку­банский поход, раненый побы­вал в плену у красных и с раз­дробленной кистью руки бежал из Майкопской тюрьмы.

13 октября 1918 г. назна­чен командиром Корниловского каз. полка. В тот же день атако­вал большевиков, был ранен и остался в строю. Со своими всадниками в непрерывных боях и конных атаках много способ­ствовал очищению от врагов Сев. Кавказа. Не имея возмож­ности пользоваться левой ру­кой, ген. Б. лично ходил в ата­ки с поводьями в зубах и с ша­шкой в здоровой руке. Полу­чив чин генерала 32-х лет отро­ду, от января 1919 г. Б. неод­нократно командовал крупными боевыми соединениями и погиб 30 сентября 1920 г. на Днепре под Александровском. 17 раз его задевали пули и осколки гранат, но он пренебрегал опа­сностью. Восемнадцатое ране­ние от разорвавшегося снаряда стало причиной его смерти.

БАБИЧ Михаил Павлович (куб.) - род. 22 июля 1844 г., ст. Нововеличкозской; последний наказный атаман Кубанского каз. Войска, генерал от инфантерии. Образование получил в Воронежском Михайловском кадетском корпусе и для подготовки к военной карьере поступил в Кавказскую учебную роту, Выпущен со званием юнкера в один из полков 6-го армейского корпуса; участвовал в последних боях Кавказской войны, награжден Георгиевским крестом 4 ст. и произведен в чин пра­порщика. Его служба проходи­ла в русских армейских частях и только в 1888 г. он был наз­начен командиром 4-го Кубан­ского пластунского батальона. От 1893 г. снова командовал русскими пехотными полками. В 1897 г. полковник Б. назна­чен атаманом Екатеринодарского отдела, а через три года, с прозводством в чин генерала - на должность старшего помощ­ника Кубанского Наказного ата­мана. В гг. 1906-7 ген. Б. на посту военного губернатора Карской области. В 1908 г., по представлению наместника Кав­каза, он назначен начальником Кубанской области и Наказным атаманом родного Войска, с производством в чин генерал - лей­тенанта. Из общего числа Ку­банских Наказных атаманов он был единственным Казаком и проявился, как опытный адми­нистратор, искренне стремив­шийся поднять культурный и экономический уровень казачь­его населения Кубани. При нем во много раз увеличилось число народных и военно-ремеслен­ных школ, в ст. Таманской по­строена грязелечебница и возд­вигнут памятник Черноморцам, пионерам высадки 1792-го го­да; в Екатеринодаре, открыта школа прапорщиков для заслу­женных казачьих подхорунжих; содействовал он также построй­ке Кубано-Черноморской и Армавиро-Туапсинской жел. до­рог.

После революции .ген. Б должен был оставить свой пост. Он удалился на жительство в Пятигорск и там был замучен солдатами-большевиками 18 октября 1918 г. вместе с гене­ралами Рузским и Радко-Дмитриевым. Революционные солда­ты полка, шедшего с Кавказ­ского фронта, перебили стари­ку руки и ноги и полуживого закопали в землю.

БАГАТИЦА - костер.

БАГЛАЙ - лентяй, лежебок.

БАГМУТ - северо-западный ве­тер у населения Приазовья.

БАЕРАК, БАРАК - глубокий овраг, промытый в степи весен­ними водами и летними ливнями иногда на десятки километров; часто поросший кустарником и даже мелким лесом.

БАЗ - двор; у Черноморских Казаков огороженный загон для скота.

БАЗАВЛУК - татарское слово, в разных произношениях означа­ет "телячий". Отсюда казачье "бузивок" - годовалый теленок. Б. - распространенное географическое название в районах ис­торического пребывания татар. Остров Базавлук - место распо­ложения Запорожской Сичи от 1593 по 1709 гг., после чего ее укрепления были разрушены русскими войсками, а Кош пе­решел на земли Крымской ор­ды в Алешки. На Дону слово Б. сохраняется в названиях речки Бузулук, Усть Бузулуцкой ста­ницы и растения "бузлучек".

БАЗОВЦЫ - оседлый народ; на Дону - оседлые Калмыки.

БАЗЫК Тит Никифорович (куб) - рожд. 1883 г., ст. Гривенской на Тамани; участник Первой Мировой войны и борьбы за Казачью идею: умер эмигрантом 6 нюня 1938 г. в г. Обреновац (Югославия).

БАЙБАК - степной зверек, су­рок.

БАЙДА - рыбачье килевое судно с двумя косыми парусам. Также казачье прозвище князя Дмитрия Вишневецкого; под этим именем он воспевается в фольклоре Днепровских Казаков (см. Вишневецкий Дмитрий).

БАЙДАК - килевое судно с од­ним парусом.

БАЙДИК - пастушеский или стариковский посох, палка для опоры.

БАКЛАГА - разной величины фляга для воды; круглая и пло­ская, металлическая или керами­ческая, т.е. из обожженной гли­ны.

БАКЛАНОВ Яков Петрович (дон.) - род. IS марта 1809 г., ст. Гугнинской (впоследствии - Баклановской) ; генерал - майор и вечный шеф 17 Дон. каз. полка. На царскую службу за­числен с пятнадцатилетнего возраста и в 1828 г. команди­рован в казачий полевой полк с производством, по дворянскому состоянию, в чин хорунжего. Большую часть службы провел на Кавказе в войне с Горцами, Персами и Турками; стал знаме­нит, как мужественный, но су­ровый воин, не знавший милосердия к неприятелю. Был ги­гантского сложения с нерегу­лярным лицом восточного типа, Горцы называли его Боклю, считали родственником сатаны "даджала" и при встрече с ним испытывали мистический ужас. Такое мнение старался создавать сам Б. внезапностью набегов, неистовыми атаками, чер­ным значком своего штаба с изображением черепа на пере­крещенных костях или необы­чайными поступками, вроде по­явления перед противником в нагом виде под буркой и с шаш­кой в руке.

За 35 лет службы ген. Б. получил многие боевые награ­ды, включая ордена св. Георгия 4 ст., св. Владимира 2 ст., св. Станислава и св. Анны первых степеней, Золотое оружие и "высочайшие   благоволения". Был ранен в руку и в бедро правой ноги.

В 1863 г., после усмире­ния восставших Поляков, уже в чине генерал - майора, ген. В. получил назначение на долж­ность начальника Сувалъско-Августовского округа б. Речи Посполитой. Он привез сюда худую славу, созданную та Кавказе, но в качестве админи­стратора оказался полным ми­лосердия к покоренному и стра­дающему народу. В своих вос­поминаниях рассказывает, что весть о его назначении вызвала во всем крае трепет; родители прятали детей, чтобы они не попали на глаза ужасному Казаку. Вскоре ,однако, увидели, что их страхи не имеют основания; те же родители стали приходить к нему со своими бедами и находили у него сочувствие и помощь. Он не прибегал к безрассудным арестам и высылкам     в Сибирь. При его содействия, сувальский городской голова Левандовский был возвращен из ссылки. В Польше и теперь еще не забыли, что благодаря Б-у в Сувальском и Августов­ском уездах после восстания не имели место произвол, насилия и конфискация имений, широко практиковавшиеся в соседних районах. Вопреки приказаниям начальника Привислинского края генерала Муравьева ("ве­шателя" как его называет польская история) при ген. Б. не от­биралось в казну имущество сосланных повстанцев, а сохра­нялось за их детьми, над кото­рыми учреждалась соответственная опека. Вызванный по этому поводу к своему грозному на­чальнику, он ответил на его уп­реки: "Ваше Высокопревосхо­дительство, я прислан сюда не метить, а умиротворять. Вы мо­жете меня и под суд отдать и без прошения уволить, но ска­жу одно: отделом я управлял от вашего имени, которое всегда  чтил и уважал. Целью моей бы­ло так поступать, чтобы на это имя не легло никакого пятна и совесть моя говорит мне, что я добился успеха."

Независимость суждений и действий все же привела ген. Б-ва к почетной ссылке в Пе­тербург, без права возвращения на Дон. Там и закончил он свои дни, написав мемуары "Моя бо­евая жизнь".

На Дону сохранялось чув­ство глубокого преклонения к памяти этого большого Казака; соплеменники переименовали его станицу в Баклановскую и поставили ему красивый памят­ник в Новочеркасске около со­бора, против Крещенского спу­ска: на пьедестале из красного мрамора - бронзовые бурка и папаха. Когда время сгладило память о его "провинностях" перед властями, в 1904 г. наш 17 полк получил его вечное шефство и стал называться 17 Дон. каз. генерала Бакланова полк. В форме полка сохранил­ся черный башлык, а баклановский штабной флажок, черное полотнище с адамовой головой, стал его полковым значком.

БАКША, БАШТАН - огород в поле, чаще всего, из арбузов, дынь и кабаков.

БАЛАМУТИТЬ - совращать с истинного пути, сбивать с тол­ку.

БАЛАХОН - домашнее платье Казачки.

БАЛБЕРКА - плечевой ремень у пики.

БАЛИНОВ Шамба Нюделич (дон.) - род.1894 г., ст. Ново-Алексеевской, Происходил из Донских Калмыков рода Хо Буха, колена Джакамул, Ремжинкенского аймака; окончил стани­чную школу; на военную служ­бу вступил писарем Правления Сальского округа; в 1920г. ушел в эмиграцию и, проживая в Че­хословакии, пополнил образо­вание, прослушав Сельскохо­зяйственные и Авто-тракторные курсы. В Праге состоял секре­тарем  Комиссии калмыцких культурных работников, пере­вел и издал на калмыцком язы­ке работу проф. Пальмова ''Очерки по истории Калмыков" и некоторые произведения Пуш­кина. Участвовал в издании кал­мыцкой хрестоматии "Хонхо" и калмыцкой грамматики проф. Котвича. Развив свои необычайные природные способности, Б. целиком отдался журналистике. В 1927 г. он примкнул к редак­ции казачьего национального журнала "Вольное Казачество", приветствуя всей душой идею борьбы за казачью независи­мость. В его мнении интересы казачьего национализма цели­ком сливались с идеологией на­ционализма калмыцкого. После проживая в Париже, он искрен­не служил той же идее на стра­ницах, основанных им, журна­лов "Ковыльные Волны" и "Ка­зачий Голос". Когда началась Вторая Мировая война, Б. уве­ровал, что Гитлер ставит себе целью "освобождение порабо­щенных СССР народов" и начал сотрудничать с одним из гер­манских военных штабов. Вме­сте с армией он появился в дон­ских степях. Там приступил к формированию калмыцких пол­ков и с ними вместе отошел в Германию, прихватив с собою многих беженцев. После того, как война была проиграна, он печатал блестящие статьи в га­зете "Освобождение", но в них уже чувствовался его духовный упадок, потеря всех прежних надежд.

Вместе с калмыцкой эми­грацией Б. переехал в США. Политические позиции сопле­менников шли вразрез с его взглядами, нервы пришли в полную негодность. Их рас­стройство усугубили два ост­рых сердечных припадка. 19 июня 1959 г., будучи на излече­нии в госпитале, он закончил жизнь ударом ножа в сердце.

Б. вышел из социальных низов. Не имея основательного образования, он упорным тру­дом и личной волей поднял свою мысль до высшего уровня. Его жизнь закончилась траги­чески, как и у многих других выдающихся деятелей. (По очерку Ахаки Нарна Бадма, Родимый Край № 24,1959г.)

БАЛКА - пологая долина в сте­пи, иногда с болотистой речкой.

БАЛОНКА (некр.) - подокон­ник: "мы ставим светы на балонки, штоб на солнышку гля­дели."

БАЛТЫНЬШИК - рулевой; древ­нее слово встречается в старин­ных казачьих песнях.

БАЛЫК - сырая, просоленная и провяленная хребтовая полоса красной рыбы; пс татарски - рыба, вообще.

БАЛЫКОВ Санжа Басанович (дон.) - род. 2 марта 1895 г. в семье Калмыка - табунщика, ст. Денисовской; журналист и калмыцкий  культурный дея­тель. Родители с детства видели в нем большие способности к наукам и решили отдать его в школу, одного из всех своих де­вяти детей. Закончив успешно высшее - начальное училище, Б. в 1913 г. сдал экзамен на ди­плом народного учителя. Осе­нью 1914 г. начал преподавание в приходской школе ст. Дени­совской, но через два года дол­жен был идти в полк. В августе 1917 г. он командирован для прохождения курса в Новочеркасское казачье училище и от ноября того же года находился среди бойцов за Казачий Дон, сначала под Ростовом, как юнкер, а. после, как офицер Зюнгарского калмыцкого полка. В Болгарии, куда Б. был эвакуи­рован из Крыма, началась его общественная деятельность в Калмыцком союзе. Он ее про­должал, переехавши в чешскую Прагу, где посещал Высшую школу политических наук, делал переводы на калмыцкий язык и вместе с Ш. Н. Балиновым издавал произведения, сущест­венные для калмыцкой культу­ры. Так же как и Балинов, он стал убежденным сторонником вольно- казачьих идей и связы­вал их успех с культурными и политическими интересами сво­их единоплеменников Калмы­ков. Тут же Б. начал печататься в казачьей национальной прес­се, сотрудничал в журналах "Казачий Сполох", "Вольное Ка­зачество", "Казачий Голос". "Единство и Независимость", был соредактором журнала "Ко­выльные Волны. В 1933 г. переехал в Братиславу и там вместе с И.И.Безугловым ряд лет изда­вал ротаторный журнал "Казакия". Верил в помощь порабо­щенным народам со стороны Германии и ждал ее победы, но, вдруг, скоропостижно скончал­ся 9 января 1943 г.

БАЛЬЯСЫ - узкий балкон во­круг дома; то же, что галдарея.

БАНИТЬ - мыть, стирать.

БАНИТЬСЯ - мыться, купаться.

БАНТЫШ-КАМЕНСКИЙ Дми­трий Николаевич (1788 - 1850) - историк, сын заведывающего Московским архивом Коллегии иностранных дел. В 1822 г. издана его "История Малой Рос­сии", где он определяет Каза­ков, как народ, вышедший с Кавказа.

БАРАБАШ-ЛЕВАДА (уссур.) -поселок Гродековской станицы.

БАРАНОВ Георгий Михайлович (дон.) ст. Малодельской; после покорения Дона советами, вы­ехал из станицы и проживал в г. Вязьма; в 1936 г. был аресто­ван без объяснения причины и вместе с сыном заключен в тюрьму; объявил  голодовку протеста и не принимал пищу до полного истощения и смер­ти.

БАРАНОВЫ Зинаида Игнатьев­на, Иван Радионович и Меланья Ивановна (дон.) - ст. Березов­ской; как раскулаченные, выс­ланы в спецпоселок "Остров­ки" Арх. губ. и там умерли от непосильной работы и истоще­ния в гг. 1932 -33.

БАРАТОВ Н. Н. (Терек.) - род. ок. 1865 г., ст.Владикавказской; генерал от кавалерии. Во время Русско-японской войны ко­мандовал 1-м Сунженским каз. полком, а на фронт Первой Ми­ровой войны вышел начальни­ком 1-й Кавказской каз. диви­зии. Со своими полками участ­вовал в победных боях под Сарыкамышем и за дело под Даяром награжден орденом св. Ге­оргия 4 ст. В 1916 г., в целях укрепления политической пози­ции союзников России, во главе отдельного   экспедиционного корпуса, совершил демонстра­тивный поход в глубину Пер­сии. Во время войны за Казачий Присуд. ген. Б., как безкомпромиссный сторонник сотрудни­чества с Деникиным, состоял на посту посла в Грузии, а потом министром иностранных дел в Правительстве Юга России. Будучи эмигрантом от 1920 г., сам инвалид, оставался до смерти председателем Союза русских военных инвалидов. Умер в конце тридцатых годов в Югославии.

БАРДИЖ Кондрат Лукич (куб.) г - род. 9 марта 1868 г., ст. Брюховецкой; член Русской Государственной Думы всех ее созывов, один из наиболее зрелых казачьих политических мужей в эпоху  революции и начала '' борьбы за Казачью идею. Учился в Кубанской войсковой гим­назии, но в 1885 г. должен был ее оставить, в числе других две­надцати учеников старших классов, исключенных за при­надлежность к "нелегальному кружку". В следующем году восемнадцатилетним юношей Б. поступил в Ставропольское юн­керское училище и произведен в чин хорунжего, по окончания его двухлетнего курса. На во­енной службе Б. пробыл 12 лет, после чего вышел в запас и за­числен "по Войску." Он посе­лился в родной станице и за­нялся сельским хозяйством. В 1903 г, станичники избрали его своим атаманом и нашли в нем хорошего хозяина и выдающе­гося администратора. Об этом узнало все кубанское Черно­морье и Казаки послали его своим представителем в Первую Государственную Думу; он пе­реизбирался и после, оставаясь ее бессменным членом во время следующих трех созывов, а од­новременно состоял одним из выборных директоров Черноморско-Кубанской жел. дороги.

В первые же дни после февральской революции 1917 г. Б. вернулся на Кубань в качест­ве комиссара Временного Пра­вительства,  но сложил свои полномочия после того, как Ка­зачье Народное Собрание - Ра­да приняло первую конститу­цию Кубанского Края. Тогда же он был избран представителем Кубани при Временном Прави­тельстве, но ему не пришлось занимать этот пост потому, что скоро у власти стал Ленин со своими сторонниками. В начала ноября 1917 г. Кубанская Законодательная  Рада утвердила назначение Б-а на пост члена Кубанского Правительства, заведывающего внутренними де­лами. На Кубани в то время больным и трудно разрешимым вопросом стояли  отношения между Казаками и пришлыми иногородцами (Русскими и Ук­раинцами). Не было единоду­шия также во взглядах среди самих Казаков: революционные фронтовики стояли в оппозиции к консервативному тылу; моло­дое поколение доверяло лозун­гам и обещаниям новой русской власти и не разделяло опасений отцов, видевших в ней угрозу не только вольности и благосо­стоянию, но и самому казачье­му бытию.

Вопрос казачьего едине­ния стоял на первой очереди. Во время декабрьской сессии Краевой Рады присутствовало около   150  .представителей  фронтовых частей. Призывные речи атамана Филимонова.председателя Правительства Быча, старых Казаков - делегатов не производили на них никакого впечатления. Они видели в их словах контрреволюционную пропаганду противников нового строя. Настроения изменились, когда выступил с речью Б, Об­разно, понятно и красочно, как выдающийся оратор, он обри­совал картину будущего Куба­ни в том случае, если ею овла­деют большевики; они заберут хлеб, скот и всякие продукты, чтобы накормить свою ненасыт­ную Россию; они будут рас­стреливать вольнолюбивых Ка­заков, будут осквернять веру и Божие храмы, заставят изме­нять казачьи нравы и обычаи, разорят хозяйство, разделят между собою казачью землю, пожгут станицы, уничтожат ка­зачьи общины, запретят и обес­славят самое казачье имя, что­бы от него все отказались и за­были его. Спасти себя от всего этого еще можно, говорил Б., " но нужно, чтобы все Казаки как один, стали для обороны своего края рядом с Донцами и Терцами, которые тоже борют­ся за свое имя и за свою жизнь. Тяжелая ответственность ло­жится больше всего на фронтовиков, которые возвращаются с фронта внешней войны с ору­жием в руках и сохраняя воен­ную организацию. И если они так героически бились за Рос­сию с Немцами, Австрийцами и Турками, то теперь они должны так же героически встать на защиту Родного Края. Одни стари­ки без оружия, без поддержки молодых сил, ничего не смогут сделать против врага, горшего, чем Турки и Немцы, ибо этот враг проникает в самую душу, разлагает ее морально. Некото­рые выражают недовольство действиями правительства. Но оно избрано народными пред­ставителями и если оно не на своем месте Рада, в составе ко­торой имеются и представители фронтовых частей, может из­брать новое, лучшее. Это ее право. Но прежде всего надо спасать свой край какой угодно ценой, надо спасать самих себя. Правительство же ничего не может сделать, не имея военной силы. Б. призывал к борьбе и выражал уверенность в победе справедливого казачьего дела " справедливого" потому, что Казаки никого не хотят лишать жиз­ни, свободы и достояния. Они хотят защищать свою свободу, свою честь, свою землю, свое добро...

Рада наградила оратора шумными овациями. Несколько фронтовиков поднялись на сце­ну, где заседал президиум, а за ними последовала и остальная служилая молодежь. Выстроив­шись на сцене, они отвесили Со­бранию глубокий поклон и один из них (Авдеев, ст. Некрасов­ской) начал бархатным барито­ном: "Ты Кубань, ты наша Ро­дина". Подхваченные остальны­ми, полились мощные звуки патриотической песни. Лед в от­ношениях между фронтовиками и старшим поколением в Раде был сломлен.. Родился Кубан­ский гимн.

Заведующему внутренни­ми делами было гораздотруднее унормировать отношения с иногородними. Заседавший в то же время съезд, пребывавших на Кубани Русских и Украинцев в своем большинстве (350 че­ловек из 600 представителей) признал власть советов. Выде­лившееся меньшинство пошло на соглашение с Казаками. Бы­ли созданы "паритетная" Зако­нодательная Рада (46 Казаков, 46 иногородних и 8 горцев) и "паритетное"    правительство (5 Казаков, 5 иногородних, 1 го­рец).

Добившись такого реше­ния вопроса, Б. уклонился от участия в паритетном прави­тельстве, а взялся за дело, при­знанное им наиболее важным: за создание казачьих воору­женных сил, которые могли бы заменить демобилизовавшиеся кубанские полки. Для своих до­бровольцев он использовал ста­ринный термин "Вольные Каза­ки". Вскоре его отряд очистил Черноморско-Кубанскую ж.д. от пришлых и своих большеви­ков, но дальнейшие широкие планы Б-а были сорваны ка­зачьими нейтралистами из ст. Старо-Минской. Стоявшие там, недавно вернувшиеся с фронта, пластунские батальоны и батарея потребовали удале­ния Вольных Казаков из района станицы. Б. и его сотрудники не хотели выступать против своих же Казаков, план проры­ва к Батайску для связи с дон­скими партизанами не удался и отряд стал распадаться.

Незадолго перед падением Екатеринодара, в феврале 1918 года, Б. с двумя сыновьями и небольшой группой офицеров пошел через горы в Грузию. Он не был уверен в личной безо­пасности, т.к. выступал против назначения капитана Покровского командиром кубанских час­тей и ожидал с его стороны ме­сти. Большая часть малого от­ряда погибла по дороге в боях; его остатки, т.е. он сам, два его сына - офицера, Вианор и Нико­лай, и четыре других казачьих офицера попали в руки крас­ных недалеко от Туапсе. 9-го марта 1918 г. на барже у туапсинского мола их судил "рево­люционный" суд. Б. принял все  вины на себя и умолял пока­рать его одного, но победители пocтaнoвили сначала показать отцу смерть его детей, а потом только прикончили его самого и остальных пленников. Б. по­гиб в день своего рождения, пятидесяти лет отроду.

БАРДИЖ Павел Герасимович (куб.) - рожд. 1897 г., ст. Староджерелиевской; После борь­бы за Казачью Идею в 1920 г. ушел в эмиграцию и умер во Франции 21-го декабря 1934 г.; погребен в г. Сан Мишель.

БАРТЫЖАТЬ - идти на парусах против ветра зигзагами, лавиро­вать.

БАСКАК - в тюрско-монгольском значении слова "голова" - начальник области; во время  владычества Золотой Орды, так назывались ханские уполномоченные по наблюдению за русскими князьями и по сбору с них дани. В грамотах митрополитов к населению Дона начальники Казаков, живших среди татар в XI У в. тоже называются Б-ми.

БАТАЛПАШИНСК (куб.) - го­род на правом берегу Кубани; основан в 1803 г., как поселе­ние линейной станицы и назван по имени Батал-паши, войско которого Казаки разгромили на этом месте 28 сентября 1790 г. От 1880 г. Баталпашинская ста­ница имеет статус города, а ка­зачье население выделено под управление обычных станичных властей. Общее число жителей Б-ка ок. 60 тыс. душ; из них Ка­заков 20 тыс. при юртовой зем­ле в 40.752 десятины. До 1920 года город служил администра­тивным центром Баталпашинского отдела, имел 2 средних школы, 6 низших, 3 библиоте­ки, 2 лечебницы..

БАТАЛПАШИНСКИЙ ОТДЕЛ (куб.) - до 1920 г. администра­тивный район Кубанского Края; 13 тыс. кв. клм,. 260 тыс. жите­лей Казаков, Русских, Кабар­динцев и др. Станицы: Баталпашинская, Бекешевская, Беломечетская, Воровсколесская, 3еленчукская, Исправная, Кардоникская, Надежная, Невинномысская, Отрадная, Передовая, Преградная, Спокойная, Сторо­жевая, Суворовская, Темнолесская, Удобная, Усть-Джегутинская, с населением ок. 165 тыс. душ. Станицы основывались и населялись вместе с продвижением Русских в глуби­ну Кавказа, при непрерывном и упорном сопротивлении Гор­цев, в первой  половине прош­лого столетия. Б. отдел выстав­лял три Хоперских каз. полка и три пластунских батальона.

БАТЛАУК - остатки старого русла реки.

БАТУ или БАТЫЙ  -  монгольский хан, основавший царство Золо­той Орды или Дешт и Кипчак. Внук Чингисхана и побочный сын хана Джучи, Б. был приз­нан наследником своего отца и получил во владений "Улус Джучи" в Средней Азии и на Урале. Он расширил его, поко­рив Половцев в Черноморских степях и на Сев. Кавказе. В 1240 г. завоевал всю Русь и принудил князей выплачивать ежегодную дань - "выход". От этого времени в русской исто­рии начинается эпоха, так на­зываемого, татарского ига. Ка­зачьи племена остались под властью ханов в своих прежних поселениях на рубежах леса и степи. По словам русского генерала и историка А.И.Ригельмана (Летописное повествова­ние о Малой России), Татар­ская родословная история упо­минает в одном из примечаний "о Казаках, живущих в стране, как Татары именуют, Кипчак­ской, т.е. на землях тех же са­мых, лежащих между рек. Тин или Танаис и Бористен, ныне же именуемые Доном и Днеп­ром". У него же в другой кни­ге (История или повествование о Донских Казаках): "Когда Татары, под предводительством хана своего Батыя, в 1240 г. взяли Киев, оный до основания разрушили и был город оной со всеми облежащими его ме­стами пуст, тогда и Казаки от­торгнулись от державства Рос­сийского и оставались под вла­стью Татар". Некоторые ка­зачьи племена (жители Запо­рожской земли, Бологовцы) должны были доставлять Татарам продукты землепашества, другие, как Торки-Черкасы, -Черкасы Пятигорские и Бродники (см. эти слова), принима­ли участие в военных экспеди­циях Татар, привлекались в конвои татарских баскаков или оставаясь на местах, несли слу­жбу охраны пограничья.

БАТУРИН - местечко Конотопского уезда. Черниговской гу­бернии. От 1669 г. до 1764 г, Батуринский замок служил .ре­зиденцией гетманов, высшей власти у Днепровских Казаков, попавших в 1654 г, под власть России, но сохранявших еще некоторые автономные права.

БАТЫЕВ ПУТЬ - Млечный путь (астрономическое понятие).

БАТЯНЯ, БАТЯШКА - отец, батюшка.

БАХТОВЫЙ - бархатный.

БАШЛОВКА - у Запорожцев, часть добычи, выделенная для атамана или для особо отличив­шегося в боях рядового Каза­ка.

БАШЛЫК-1) кавказский и ка­зачий покров на голову; шьется из тонкого сукна в виде квад­ратного мешка с двумя откры­тыми сторонами и с длинными лопастями в открытом углу; название тюрское, означает "головной," "во главе", "на голо­ве"; первоначальный фасон Б-ка без лопастей встречается на изображениях скифских ваз; более поздние остатки его най­дены в ранне-средневековых погребениях Приазовья;

2) на­чальник бухарского торгового каравана.

БАЯТЬ (дон.) - разговаривать, рассказывать.

БЕЗБОРОДКО Александр Ан­дреевич (1742 - 1799) - Казак и высокообразованный дипло­мат в русской службе; Первый секретарь императрицы Екате­рины II; сын Генерального су­дьи Запорожской Гетманщины. Павлом Первым назначен на пост Государственного канцле­ра и за выдающиеся услуги возведен в достоинство свет­лейшего князя. Играл первую роль в сношениях России с ино­странными державами и от им­ператора союзной Австро-Вен­грии получил графский титул; в делах внутренних произвел реформу Службы связи и учредил Почтовое ведомство.

БЕЗБОРОДКО Илья Андреевич (1756 - 181о) - брат предыдущего; Казак по происхождению, стал русским сенатором и дея­телем народного просвещения. Заботился об образовании сре­ди низшей казачьей братии и в 1805 г. на свои средства осно­вал гимназию в Нежине, кото­рая потом выросла в Нежин­ский лицей и Историко-филологический институт. Состоял в военном чине генерал-лейте­нанта, а в гражданском возвы­шен до чина действительного тайного советника. Один из му­жей совета при  Александре Первом.

БЕЗУГЛОВ Варламг Семенович (дон.) - происходил из Дне­провских Казаков Нежинского полка; его отец. по паспорту "полтавский казак", ликвидиро­вал хозяйство в дер. Безугловка под Нежином и переселился на Дон с общей волной б.Запорожцев в тридцатых годах прошлого столетия. Родившись и выросши на Дону, Б. на оставленный отцом капитал, приоб­рел от донского штаб - офицера Кузнецова  два с половиной участка коннозаводческой сте­пи на р. Маныч. Здесь он начал табунное коннозаводство. Его сын Иван Варламович женился на дочери другого коннозавод­чика, Ивана Андреевича Королькова, приписался к общест­ву ст. Великокняжеской и до 1920 г. продолжал вместе с же­ной Анной Ивановной хозяй­ство отца.

БЕЗУГЛОВ  Иван  Иванович (дон.) - род. 8 ноября 1898 г., ст. Великокняжеской; сын дон­ского коннозаводчика; в эми­грации - один из видных деяте­лей казачьего национального движения. В 1918 г., после окон­чания Великокняжеского реаль­ного училища, был принят в Донской университет, но, всту­пив в ряды борцов за Казачий Присуд, не имел возможности посвятить много времени нау­кам. Участвовал в восстании Орловской станицы, потом слу­жил в Богаевском полку, а в рядах 48 полка ходил в рейд Мамонтова, В Крыму награжден Георгиевским крестом 4 ст. и за отличия в боях произведен в чин хорунжего. Ушел в эмигра­цию состоя в рядах 6-го Дон. каз. полка. Будучи эмигрантом, в г. Брно (Чехословакия) к 1926 г. прослушал курс Сель­скохозяйственного института и некоторое время находился на государственной службе. В 1929 году организовал собственное транспортное предприятие, ко­торое ликвидировал в начале Второй Мировой войны.

Со времени студенчества принимал активное участие в казачьей общественной жизни, а с возникновением Вольно-казачьего Движения стал его деятельным поборником. 12 лет состоял атаманом Обще-казачь­ей станицы в Братиславе; с 1933 по 1939 г. издавал вместе с С. Балыковым ротаторный журнал "Казакия" и состоял на выбор­ной должности председателя Центрального правления Каза­ков - националистов; в 1942 г. избран окружным атаманом Ка­заков - националистов в Слова­кии; в гг. 1943-1945 исполнял обязанности помощника Руко­водителя Каз. Нац. Движения; от 1946 г. избирался поочеред­но на посты :ген. секретаря КНД, секретаря Верх. каз. Представи­тельства, заместителя его пред­седателя. Вместе с тем испол­нял  обязанности  редактора журналов "Казакия" и "Каза­чий Вестник". От 1954 г. воз­главлял Независимое нац. объ­единение в Германии. Печатал­ся в журналах "Вольное Каза­чество", "Казакия", "Казачий Голос", "Ковыльные Волны", "Казачье Единство" и в газетах "Казачий Вестник", "Казак"; помещал свои статьи в некото­рых украинских изданиях и в варшавском журнале "Wschod". Умер 16 октября 1964 г. в Нью-Йорке (США).

БЕКЕТ - пограничный стороже­вой пост.

БЕКЕШЕВСКАЯ (куб.) - стани­ца на берегах Верхней Кумы, при выходе ее из горного уще­лья; до 1920 г. состояла в Баталпашинском отделе и имела около 15 тыс. душ жителей смешаного доно-запорожского со­става и с таким же смешаным русско-украинским диалектом; юртовая земля по большей ча­сти гористая, поля отдалены от поселения; на пай приходилось по три десятины.

Основали станицу Б-кую Казаки - переселенцы с Верхне­го Дона, собранные вначале около Хоперской крепости. В 1777 г. этот Хоперский полк был переведен на Кавказскую сторожевую линию и располо­жился около Ставрополя че­тырьмя станицами: Ставрополь­ской, Северской, Московской и Донской. Отсюда, по распоря­жению русских властей, в гг. 1825 - 26, все они принудитель­но и после сопротивления пе­реселены ближе к горам. Из них 417 душ основали новую станицу на Бекеч-горе в клину между Кабардинцами (аул Би-бердей), Абазинцами (аул Кумсколовский) и Карачаевцами (аул Терези). Казаки окружили поселение валом, а каждый двор высокими стенами или плетня­ми, и от этого времени, с бое­выми силами менее одной сотни при одном орудии, четверть века вели непрерывную войну, ча­сто сидели в осадах, гибли от пули, кинжала, шашки и в ту­рецкой неволе. Как и все Каза­ки служившие на Линии, б. Хоперцы переняли от своих гор­ских соседей многие обычаи, не расставались с оружием кавказ­ского образца, подогнали свои чекмени под крой черкески. Вместе со всем этим, они сохра­няли прежний патриархальный быт, казачьи семейные и обще­ственные отношения и привя­занность к христианской вере.

Когда Кавказ покорился России, "линейская" стороже­вая служба станицы Б. преобра­зовалась в службу полковую и ее служивые от 1868 г. стали пополнять 1-й Хоперский каз. полк. В течение полувека бекешевцы пользовались благами мирной жизни. Она была снова нарушена в результате русской революции и борьбы Казаков за свой Присуд в гг. 1918-1920. Не было мирного существова­ния и после, при советвласти, ко­гда станица понесла неисчисли­мые потери.

Весною 1918 г. все ее на­селение приняло участие в из­гнании, появившихся на Кавка­зе, красногвардейских и матросских отрядов. В предгорьях Кав­каза бекешевцы первые подня­ли восстание против новой рус­ской власти, вместе со станица­ми Суворовской, Воровсколес-ской и Бургустанской   под командой полковника А.Г.Шкуро. Повели их свои командиры и застрельщики: хорунжий Петр Семенович Козлов, вахмистра Наум Алексеевич Козлов и Ми­хаил Васильевич Савенко, юн­кер Иван Прядкин, урядники и рядовые Петр Кудрявцев, Иван Семенов, Георгий Кучеров, Иван Хомутов, отец и сыновья Шелкоплясовы. Красных пришель­цев помогали изгонять героиче­ские женщины и подростки. Много раз во время войны ста­ница Б. переходила с боями из рук в руки. Погибло много ее жителей, сгорела половина дво­ров, церковь и школы, но до конца не погас казачий дух ее доблестных жителей. Уже и по­сле эвакуации наших армий в Крым, в августе 1920г. станич­ники снова поднялись против власти чужих комиссаров. Под командой своего горного парти­зана Савенко опять проливали кровь и снова должны были склониться перед массами заво­евателей. Начались каратель­ные погромы, три чекистских экспедиции, когда шли под рас­стрел и воины, и старики, и женщины, и девушки, и подро­стки. Тысячи пали в боях и в застенках Чека, тысячи разбре­лись по всему свету, кто куда смог. Не забудутся имена слав­ных партизан станицы Б-ской, бившихся малыми группами и не сложивших оружия до самой смерти: Ивана Влсильевича Первакова, братьев Феневых, братьев Борисенко, семьи Пулиных, Алексея Безродного, Михаила и Александра Гречкиных, Ивана Бондарева, братьев Супроновых, Федора Прядкина, братьев Лигвиновых.

К началу Второй Мировой войны из всего населения ста­ницы осталось меньше шести тысяч обезволенных и обездо­ленных людей, ютившихся в се­ми или восьми сотнях уцелев­ших хат. Все лучшие дома сго­рели или увезены в совхоз, ко­торому передана в собствен­ность и лучшая равнинная зем­ля. Для станичного колхоза ос­тавлена только горная часть прежнего юрта.

(Сообщил А.Н.Козлов)

БЕЛГРАДСКИЙ МИР - заклю­чен после четырех лет войны между Россией и Турцией 18-го сентября 1739 г. Россия приобрела Азов, но обязалась срыть до основания его укрепления и  не заселять его окрестности; получила право построить новую крепость между Азовом и Черкасским островом; должна была удерживать Казаков и Калмыков от набегов на турецкие владения; отказалась иметь какой либо флот в водах Азов­ского и Черного морей. Турция же, со своей стороны, обещала не допускать подвластных ей Крымских, Кубанских и Буджакских Татар до вторжения в русские пределы. Обе стороны признали независимость Кабар­динцев на Кавказе и Сечевой республики  на Запорожском Низу. Россия отказалась от притязаний на земли Сичи и согласилась признать границу с ней по речкам Синие Воды и Тясьмин.

Пробивку новой русской границы в 1740 г. производил поручик инж. войск А. И. Ри-гельман, которому приписывает­ся, написанная в то же время, "История о Казаках Запорож­ских, как оные из древних лет зачалися, и откуда свое проис­хождение имеют, и в каком со­стоянии ныне находятся". Ру­копись помечена 1740 г., а из­дана только в 1847 г.

БЕЛЕВЫЕ ПЕТЛИЦЫ - особые украшения из серебряного га­луна, по очертаниям схожие с продольным сечением катушки для ниток; прикреплялись на  воротниках мундиров и на обшлагах рукавов введены в форму всех казачьих частей, кроме гвардейских, указом от 6 декабря 1908 г. "в награду за верную и ревностную службу, в ознаменование особого монаршего благоволения". Шутники смеялись: "Ждали Казаки землицы, а получили петлицы".

БЕЛОМЕСТНЫЕ КАЗАКИ - об­щины служилых Казаков, обо­сновавшихся в Московии я в ХVI в. получивших "обелен­ные", свободные от податей, наделы земля. Больше всего Б. Казаков находилось на Верхнем Дону и в районах Ельца, Кур­ска, Орла, Путивля. Они управ­лялись атаманами, но подчиня­лись местным воеводам; зани­мались земледелием и несли по очереди гарнизонную и полко­вую службы, наряду с Казаками-"однодворцами" и "детьми боярскиими". В гг. 1794 - 1801 большинство из них переселено на Кавказскую "линию" в ста­ницы Новомарьевскую, Рождественскжую,   Новотроицкую, Расшеватекую, Богоявленско-Сенгилеевскук», Каменнобродскую, Беспажир-Покровскую и др. Оставшиеся на местах по­сле слились с окружающим рус­ским населением.

БЕЛОМЕСТНЫЙ АТАМАН - атаман беломестных Казаков.

БЕЛОФАСТОВ Анатолий Геор­гиевич (куб.) - рожд. 1890 г., ст. Белореченской; есаул, воен­ный летчик. Воспитывался в 3-м Московском кадетском корпусе, а потом из сотни Николаевско­го кавалерийского училища вы­пущен хорунжим в 1-й Хопер­ский каз. полк; во время Первой Мировой войны командирован для прохождения курса в Сева­стопольскую школу военных летчиков и к концу войны ко­мандовал отрядом истребителей на Румынском фронте. В гг 1918 - 20, во время борьбы за Каза­чью Идею, оставался в авиации, а уйдя в эмиграцию» 34 года прослужил в Греции летчиком-инструкгором и испытателем новых моделей» Умер 22 января 1962 г. и погребен на кладби­ще в Салониках (Греция).

БЕЛЫЙ  Сидор   Игнатьевич род. ок. 1735 г. Один из наибо­лее уважаемых Казаками сичевых  "товарищей" и атаман "Войска верных Казаков"..

Когда отношения между Днепровскими Казаками и Рос­сией особенно осложнились, в конце 1774 г. Запорожский Кош выслал к императрице Екатери­не посольство ''доброй воли". Во главе этой своеобразной Зимовой станицы был поставлен старшина Б. Пока он в Петер­бурге вел переговоры, царица приказала разгромить я уничто­жить Сичь, что и выполнили усердно войска генерала Текели.

После этого Б. неустанно хлопотал о восстановлении За­порожского Войска, хотя бы под властью императоров. В 1783 г. Потемкин поручил ему собирать Казаков - доброволь­цев и сформировать из них ты­сячный полк. Его самого зачис­лил в русскую армию с чином секунд - майора. Через четыре года Екатерина II посетила земли Днепровских Казаков, кото­рые теперь называли Новороссией. Полк Б-го нес при ней по­четный караул, и он получил возможность лично вручить им­ператрице свое прошение о восстановлении на Днепре хотя бы части древних  казачьих прав.

Во время новой войны с Турками Потемкин вспомнил и о Казаках. Им разрешено было собраться в войске "Верных Ка­заков" и избрать себе атамана Коша. Запорожцы выбрали на этот пост Б-го, который вместе с тем получил чин подполков­ника армии и направлен с Каза­ками в распоряжение генерала Суворова.

"Верных Казаков" высла­ли в море на их чайках и эта флотилия приняла участие в победных боях под Кинбурном и Очаковом. За проявленный героизм Б. был произведен в полков­ники, но 17 июня 1768 г. скончался от смертельной раны. Суворов донес Потемкину: "На радость - печаль. Сидору Иг­натьевичу  отдал  последний долг".

Для "несмертельной памя­ти" в 1904 г. одному из кубан­ских полков предписано счи­тать Б-го своим вечным шефом, после чего он стал именовать­ся: 1-й Полтавский Кошеного атамана Сидора Белого полк.

БЕЛЬТЮКИ - глаза.

БЕЛЯВСКИЙ Василий Арсень­евич (дон.) - род. 14 марта 1882 года, ст. Есауловской; автор воспоминаний о недавнем про­шлом. Первое образование по­лучил в церковно-приходской школе и двуклассном училище; на службу призван в 5-й Дон. каз. полк; прошел испытания на права вольноопределяющегося окончил учебную команду и пе­реведен сверхсрочным на служ­бу в 14 Дон. каз, полк. От 1911 года состоял при управлении интенданта 14 армейского кор­пуса, откуда в 1913 г, коман­дирован в штаб - Варшавского военного округа, для прохо­ждения трехмесячных интендантских курсов. Во время Пер­вой Мировой войны состоял служащим отдела продоволь­ствия при интендантском управ­лении 8-й армии. Во время борь­бы за Дон служил в органах во­енного снабжения. Оставлен­ный при эвакуация Новорос­сийска, перенес преследования советских властей и при первой возможности в 1945 г. ушел в эмиграцию. Написал и издал книги: "Кто виноват?", "Прав­да о Деникине", "Вторая Миро­вая война".

БЕРЕЖЬ - экономность, береж­ливость.

БЕРЕЗОВСКАЯ (дон.) - стани­ца на левом берегу р. Медведи­цы в ее среднем течении, 45 клм. от ст. Раковка Ю-В, жел. дороги. Городок Березов-Муравский был уничтожен войсками царя Петра в 1709г.,но вско­ре возродился на новом месте, как станица Б.: еще недавно в 2-х клм. от нее сохранились ос­татки разрушенного поселения, которое Казаки называли "Ста­рой станицей" и воздвигли там на развалинах небольшую ча­совню.

За время существования ст. Б. по ее юрту расселились 12 хуторов: на р. Медведице; Рубежин, Лавягин, Плотников, Исаев и Бобров со школой; в степи - Поповский и Заплавский с церковью и школой; на речке Березовке - Рогачев и Петрушин с церковью и школой; на речке Бузулук - Болгурин с церковью и школой и ближние к нему - Крепенький и Кувши­нов. К 1920 г. население стани­цы с хуторами превышало 16 тыс. душ

Сама станица с пятью ты­сячами населения делилась на три административных кварта­ла, каждый со своим выборным атаманом. В центре поселения - большой квадратный майдан, где размещались церковь, шко­лы, станичное правление и ры­нок с лавками Голощапова, В.В. Новокрещенова, И.А.Головаче­ва и др. Водяная мельница и два ветряка обслуживали ста­ницу и ближние хутора, а из­быток зерна скупали хлеботор­говцы в двух ссыпных складах.

Школ было четыре: церковно-приходская, два высше-начальных училища (двухклас­сное и четырехклассное) и че­тырехгодичное - женское. Ре­меслам молодежь  обучалась при мастерской местного Каза­ка Ивана Фил. Рябова; станич­ную больницу обслуживало два врача. Для подворного конно-заводства станица содержала 25 чистокровных жеребцов, кото­рые летом водили свои косяки на урочище "Коровья балка".

Среди казачьих поселений на р. Медведице ст. Б. счита­лась участковой для соседних с ней шести станиц с хуторами; здесь их призывные принимали присягу и проходили майские сборы.

В руки коммунистов ст. Б. попала в сентябре 1919 г. Их приход ознаменовался репрес­сиями и насилиями. Все обычаи, костюмы, песни и самое имя ка­зачье были изъяты из обихода; церкви открывались для верую­щих лишь при уплате большого налога, члены церковного сове­та лишались   избирательных прав. Закон 1929 г. "О ликвида­ции кулачества, как класса, на основах сплошной коллективи­зации" принес Казакам еще большие издевательства, наси­лия и гибель. Местные комму­нисты открыто  насмехались: "Сов. правительство не дало нам права убивать Казаков, но морозить их холодом и морить голодом не запретило". Поэто­му они отбирали у Казаков предметы первой необходимо­сти, продукты питания, часто зимой на снегу снимали с них обувь и верхнюю одежду.

Три хутора - Крепенький, Кувшинов и Булгарин переданы в управление соседней Дани­ловской волости, а остальной юрт станицы Б. присоединен к Царицынской губ. Незадолго перед 1929 г. станица вошла в состав Центральной Чернозем­ной области с управлением в г. Воронеже, с началом же кол­лективизации  перечислена в Нижне-Волжский край с глав­ным городом Саратовом; здесь она стала районным центром для станиц Малодельской, Но­восергиевской и  Раздорской на Медведице, но через несколь­ко лет включена в Сталинград­скую область.

В результате антиказачь­их мероприятий, к началу Вто­рой Мировой войны погибло от расстрелов, голода, непосиль­ного труда в концлагерях и по­лярных спецпоселках до 50% казачьего населения станицы Б. Дома погибших семейств разру­шались или перевозились зах­ватчиками из русских новопосе­ленцев на другие места; третий квартал станицы в 1930 г. цели­ком сгорел и вновь не отстраи­вался; в 1936 г. коммунисты взорвали церковь и на ее месте остались груды развалин; поме­щение церковно-приходской школы, так же как кирпичный магазин Голощапова приспо­соблены для мест заключения.

А.Г.Федосов.

БЕРЕНДЕИ - в русских лето­писях также пишутся, как Берендичи и Перейден; это славя­низированное племя неизвест­ного происхождения; в XII в.Б. проживали на лесо-степной ок­раине Киевской Руси; часто упоминаются вместе с Торками, при чем те и другие имели и общие прозвища Порсян, Чер­ных Клобуков, Черкасов. Имя Перендеи выглядит, как точный перевод скандинавского смысла имени Торков: оба в своих кор­нях, Тор и Перен, означают од­ного и того же языческого бога - громовержца, первое у Скан­динавов, второе у Русов и Сла­вян. В Великороссии до недавна с именем Берендеев связыва­лось сказочное предание о ка­кой то сверхестественной си­ле, повидимому, как смутное воспоминание о скифском бо­жестве Берендиве и славяно-русском Перуне.

Б. появились при границах Днепровской Руси после прихо­да на берега Дона Половцев или Куманов (1054 г.) От этого времени Б., как и все Черные Клобуки, помогали киевским князьям в их борьбе со степня­ками, участвовали в походах на Половцев, неоднократно вме­шивались и в междоусобные распри Рюриковичей. После на­шествия Татар и во время вла­сти Зол. Орды Б. исчезают со страниц русских летописей; как и всех Черных Клобуков, их на­чинают называть Черкасами и Казаками.   Прежнее их имя встречается только в географи­ческих названиях: поселение Берендеево русские акты ука­зывают между Коломной и Иж-вой, Берендичев обратился в Бердичев, на север от Москвы озеро Берендеево питает речку Нерль.

БЕРЕСТЕЧКО - городок быв­шей Волынской губ. на реке Стырь, около которого в конце июня 1651 г. произошла боевая встреча между Поляками и вой­сками гетмана Хмельницкого. Битва окончилась поражением последних.   Огромная армия Хмельницкого (до 300 тыс. бойцов), кроме Казаков и Крым­ских Татар, на половину состо­яла из "подданных" польско-литовских магнатов, которые восстали против своих господа­рей. Против этих сборных войск король Речи Посполитой выста­вил 100 тыс. хорошо обученных солдат, рыцарей и шляхты "посполитого рушения". В разгаре сражения Татары, вдруг поки­нули поле боя и стали уходить, прихватив с собой насильно и гетмана Хмельницкого. Окру­женные с трех сторон, Казаки и повстанцы   потеряли своего предводителя и многие стали проявлять склонность к сдаче на милость победителя. Каждо­го тревожила мысль о судьбе семей, покинутых без охраны на пути стотысячной массы Та­тар, отступавших в Крым. Каза­ки избрали новым предводите­лем полковника Джеджалия. После нескольких дней боевых встреч, новый атаман увидел безнадежность  положения и стал склоняться к мирным пере­говорам, которых требовала и его сборная армия. Но осталь­ные начальники "знали, что до­биться мира можно будет толь­ко за их счет" (Пьер Шевалье, История войны Казаков против Польши), т.е., что их выдадут Полякам взамен за прощение. Поэтому они сбросили Джеджа-лия и на его место выбрали полковника Богуна. Бои продол­жались, а вместе с тем в тылу боевого лагеря строился путь отступления через болота. В один из дней по полкам пошли слухи, что Богун с Казаками уходят в тыл и хотят спасаться через болото, оставив украин­ских повстанцев в жертву "Ля­хам". Несмотря на то, что Бо­гун с отрядом отлучился только для отражения флангового уда­ра и скоро возвратился, эти слухи вызвали в лагере такой хаос, что Поляки заняли его без потерь. Казачья армия потеряла до двадцати тысяч убитых ору­жием и потонувших в болотах. Небольшие группы не сдава­лись и бились до последнего человека. Шевалье рассказыва­ет, что 300 Казаков собралось на одной из возвышенностей и там "погибли почти все один за другим, но с каждым из них пришлось вести отдельный бой. Остался один, который бился против польского войска три часа. Он нашел на болотном озе­ре лодку и за ее бортами укры­вался от польских пуль; израс­ходовав свои заряды, он схватил косу и убивал всех, кто пробо­вал его cxватить; какой то мо­сковит напал на него с таким же оружием, но ничего не мог сде­лать и, несмотря на его уверт­ливость, Казак чуть было не пе­рерубил его пополам. Тогда один шляхтич из Цехановщины вместе с немецким уланом стали приближаться к нему по воде. Пробитый уже четырнадцатью пулями, Казак встретил их с не­изменной стойкостью, что по­разило не только солдат, но и короля, в присутствии которого этот бой кончался. Восхищен­ный храбростью этого челове­ка, король приказал крикнуть ему, что дарует ему жизнь, если он сдастся, но тот гордо отве­тил, что не дорожит жизнью и умрет смертью настоящего вои­на. Его убил копьем другой не­мецкий солдат".

(Шевалье).

Благодаря такому упорно­му сопротивлению значитель­ное количество Казаков вырва­лось из окружения вместе со своими предводителями. Крестьян же Поляки не убивали, и ко­роль объявил им прощение в том случае, если они покинут Казаков, разойдутся по домам и будут послушно выполнять тре­бования своих господ.

Поражение под Берестечком перечеркнуло все прежние успехи Казаков и аннулирова­ло, заключенные раньше и вы­годные для них, договоры с Польскими королями. После не­го у Днепровских Казаков стала угасать надежда на успешный исход войны с Речью Посполитой и явилась мысль о персо­нальной унии с Московией.

БЕРИНГОВ - пролив соединяет Берингово море с Северным Ле­довитым океаном между мате­риками Азии и Северной Аме­рики. Открыт Казаком Семеном Дежневым во время плавания в 1648 г., но назван по имени Бе­ринга, датского моряка в рус­ской службе, прошедшего че­рез пролив на 80 лет позднее Дежнева.

БЕРКУЛАТ - Походный атаман Донецких Казаков; в 1674 г. со­вершил налет на Азов во главе большого отряда и, хотя города не взял, возвратился на Донец с богатой добычей.

БЕРШАДЫ - казачий укреплен­ный город на западной границе независимого    Запорожского Низа, между реками Ю. Буг и Днестр. Также Берша и Бершадь.

БЕСЕДА - праздничное собра­ние; вечеринка. Казаки поют: "Ой, развеселая она да беседушка, как батенька пьеть" или у Некрасовцев: "А как наши старики по беседам все сидят, про Азов город говорят". На Б-дах водки пили мало, а зато мно­го песни играли.

БЕСИЛА - растение дурман.

БЕСКРОВНЫЙ Алексей Дани­лович - род. ок. 1780 г.; атаман Черноморских Казаков. Будучи сыном Днепровского Казака, прибыл на Кубань с родителями двенадцати лет отроду. Как и все сверстники, рано вступил на кордонную службу в тревож­ной пограничной полосе; к двадцати семи годам за грамот­ность, ряд боевых подвигов и пулевое ранение получил чин хорунжего.

Во время войны с Наполе­оном Б. состоял командиром Черноморской гвардейской сот­ни, недавно перед тем сформи­рованной. Участвовал во всех больших сражениях: под Боро­дином, Лейпцигом, Кульмом и др., два раза ранен, получил много орденов и чинов. Из Франции возвратился на Ку­бань в чине полковника и не­сколько лет после этого коман­довал 9-м казачьим полком, ох­раняя с ним границу и участвуя в походах на горцев.

В 1827 г. Б. был назначен начальником всей черномор­ской кордонной линии, с одно­временным производством в ге­нерал-майоры и вскоре, по приказу свыше, занял пост ата­мана Черноморского Войска.

Несмотря на преданную службу царю и многие боевые заслуги, в 1830 г. генерал Б. по­пал в немилость русского ко­мандующего кавказскими войсками генерала - фельдмаршала Паскевича. Он был уволен с атаманского поста, но службы не оставил и по собственному желанию продолжал ее в каче­стве строевого генерала; в од­ной из схваток с Горцами тяже­ло ранен и вскоре после этого умер. Собранный в течение жи­зни капитал он завещал на ос­нование дома-приюта для бес­семейных Казакое - инвалидов.

В 1904 г. по царскому указу, в целях увековечения его имени, один из конных ку­банских полков приобрел его своим вечным шефом и стал называться 1-й Таманский генера­ла Бескровного полк.

БЕСПЕРЕВОДНО - постоянно, непрерывно.

БЗНИКА - растение с черными сладковатыми и съедобными ягодами, паслен.

БИЗИЛИКИ (стар. дон.) - бра­слеты; описаны у Ригельмана: "на руках, при самой ручной кисти, кольца нарочитой толщины золотые и серебряные".

БИЛЫЙ  Архип  Кириллович (куб.) - род. 1860 г., ст. Старо-Нижестеблиевской на Тамани; отец политического   деятеля И.А.Билого. Грамоте научился на военной службе в полковой учебной команде, по окончании которой переименован в звание урядника. Возвратившись из полка в станицу, женился на Ефросинии Ивановне Плис и принялся устраивать самостоя­тельное хозяйство. Однако, че­рез несколько лет, не укрепив еще благосостояние семьи, стал жертвой несчастного случая и после долгой болезни умер 30 июля 1898 г. от заражения крови.

БИЛЫЙ   Игнат Архипович (куб.) - род. 1-го января 1887г. ст. Ольгинской; инженер и по­литический деятель; бессмен­ный редактор журнала "Воль­ное Казачество" и газеты "Ка­зак".

Родился в бедной казачь­ей семье. На двенадцатом году, окончив трехгодичную школу, после смерти отца, пошел на бесплатную должность писарчука - практиканта под руко­водством   станичного писаря Г.И.Плиса, брата матери.

От 1900 г. продолжал свое образование в новооткрытом станичном двухклассном учили­ще и по окончании его был принят на должность помощни­ка станичного писаря с месяч­ным жалованьем в 5 рублей. Но Б. хотел учиться дальше, а средств для этого не было. Де­лу помогли: заведующий ста­ничным училищем Павел Герасимович Чигрин - советом, а со­стоятельный и бездетный ста­ничник Филип Захарович Канивецкий с женою - деньгами.

Осенью 1903 г. после конкурсного экзамена Б. был принят в 1-й класс Кубанской Учи тельской семинарии в г. Екатеринодаре. Полученная на следующий год стипендия избавила его от материальных хлопот. Проходя курс семинарии, Б. одновременно готовился к экзамену на аттестат зрелости и приобрел его весной 1907 г., а осенью того же года поступил  на физико-математический факультет Петербургского университета. Он закончил его курс в 1912 г.

В это время хутор стани­цы Старо - Нижестеблиевской, где проживала семья Б-го, был преобразован в ст. Ольгинскую. Осенью 1912 г., во время выбо­ров в Государственную Думу, общество ст. Ольгинской пос­лало Б-го своим представителем на Таманский отдельский съезд. Там его избрали на областной съезд и он в числе 45 выбор­щиков, подал свой голос при избрании представителя Кубан­ских Казаков в члены Государ­ственной Думы четвертого со­зыва.

От 1913 г. Б. состоял пре­подавателем математики в Екатеринодарском реальном учили­ще, участвовал в основании га­зеты "Кубанская Мысль", со­трудничал в ней, был председа­телем   Общества учащих и учивших   Кубани и   Черноморья.

После революции 1917 г. началась его непрерывная по­литическая деятельность. С 5-го марта этого года он поочередно состоял членом Временного Ку­банского Областного Исполни­тельного комитета, представи­телем своей станицы на первом Кубанском Областном съезде, представителем Таганского от­дела в Кубанском Исполнитель­ном комитете, членом первой Кубанской Войсковой Рады, членом первого   Кубанского Войскового правительства, чле­ном Казачьей конференции 20-24 сентября 1917 г., постано­вившей учреждение Юго-Во­сточного Союза, представите­лем станицы Ольгинской в Ку­банской Краевой Раде, в первой Кубанской Законодательной Раде и в Раде "паритетной" (46 Казаков, 46 иногородних, 8 Горцев). По поручению пра­вительства Юго-Восточного Союза, в ноябре-декабре 1917г. выполнял особую миссию в Ки­еве. С 23 февраля по 3 августа вместе с Законодательной Ра­дой находился в Первом Кубан­ском походе и на Дону, а в ию­не того же года состоял участ­ником делегации Рады к Дон­скому правительству.

Возвратившись на Кубань, снова представлял свою стани­цу в Кубанской Краевой и За­конодательной Радах, а с дека­бря 1918 г. по май 1919-го со­стоял в Парижской делегации от Рады. В июне того же года послан Радой на Казачью кон­ференцию, вместо убитого в Ростове Н.С.Рябовола, а с 5-го января до 4-го марта 1920 г. был делегатом Кубани на Верхов­ный Круг Дона-Кубани-Терека, где состоял членом конституци­онной комиссии; 20 марта того же года послан Кубанским пра­вительством в Тифлис для пере­говоров с Грузинами, а в июле из состава правительства Иваниса командирован в Польшу и к Украинцам. Когда Поляки за­ключили мир с Сов. Россией, Б. остался в Польше на положении политического эмигранта.

Находясь в Варшаве, со­трудничал с миссией Донского Войскового Круга, прибывшей из Болгарии в 1921 г. Сообща с есаулом М.Ф.Фроловым принял участие в основании и редакти­ровании газеты "Голос Казачества", выходившей от 7 августа 1921 г. до 7 мая 1922 г. В ок­тябре 1922 г. переехал в Чехо-Словакию, где получил прави­тельственную стипендию и по­ступил студентом на инженерно-строительное отделение Праж­ского политехникума. Одновре­менно занял место ассистента при кафедре гидротехники в Украинской Господарской ака­демии в Подебрадах. В 1925 г. женился на девушке чешского рода Анне Алексеевне Блага.

В 1927 г. в пражских ка­зачьих кругах созрел план но­вой политической организации. Группа Донцов и Кубанцев, под председательством генерала И. Ф. Быкадорова, заложила центр Казачьего Национального Дви­жения в эмиграции. 10 декабря 1927 г. вышел в свет первый но­мер боевого органа этой груп­пы, журнал. "Вольное Казаче­ство", под редакцией И.А.Билого и М.Ф.Фролова.

Национальное или Вольно-казачье движение было встре­чено в казачьей  эмиграции весьма сочувственно, хотя вско­ре наступили разногласия по поводу руководства и распределе­ния иностранной субвенции, назначенной Движению Польшей. Вольно-казачьи кадры подели­лись на 2 части. Одна из них на поместных кругах и съездах в июле 1935 г. избрала своим ли­дерам, Походным атаманом, ин­женера Билого.

Новый атаман продолжал издание журнала "Вольное Ка­зачество", от 1934 г. выходив­шего в Париже и прекративше­го свое существование только с выходом 272 - го номера в но­ябре 1939 г. На его страницах нашли место разносторонние проявления казачьего идеоло­гического порыва, статьи ка­зачьих политиков, писателей, поэтов, историков, горячих сто­ронников возрождения казачь­его национального духа и во­зобновления борьбы за незави­симость государства Казакии, преемницы Казакии историче­ской или того союзного казачь­его государства, которое было провозглашено постановлением Верховного Круга Дона, Куба­ни и Терека в январе 1920 г.

Будучи одним из лидеров Вольно-казачьего Движения, инж. Б. стал мишенью различ­ных враждебных сил. Противни­ки вольно-казачьих идеалов и его личные недоброжелатели не брезгали никакими способами борьбы. В 1938 г., во время по­сещения Югославии, инж. Б. подвергся аресту и истязаниям в белградской полиции. Руководил этим полицейский чиновник из руских эмигрантов Н. Губа­рев, при закулисной поддержке некоторых высших чинов из бывших казачьих начальников, верных деникинским заветам.

Осенью 1939 г., после на­падения Германии на Польшу, инж. Б. выступил в своем жур­нале, как сторонник западных союзников, но вскоре по лож­ному доносу неизвестных лиц, был французскими властями за­ключен в лагерь, а затем выслан в Алжир. Там освобожден 7-го января 1943 г. и впоследствии реабилитирован по решению парижских властей. После успокоения военных страстей, Об­щеказачий Круг, заседавший в Мюнхене летом 1948 г., избрал его снова со званием Верховно­го атамана. Он переизбран на тот же пост частью организаций Казачьего Национально - Осво­бодительного Движения в 1952 и в 1959 г.

С апреля 1951 г. боевым органом группы инж. Б. служит 2 - х месячная газета "Казак", выходящая с тех пор в Париже.

В 1958 г. он переехал в С.Ш.А.

Редакция "Вольного Каза­чества" и "Казака" издала не­сколько брошюр и книг. Среди них: И.Ф.Быкадоров, "История Казачества"; Календарь-Аль­манах на 1930 г.;  Сборник "Пять лет Вольного Казачест­ва"; книга стихов Юрия Гонча­рова; четыре тома истории ка­зачьей борьбы "Трагедия Каза­чества"; И.П.Буданов, "Дон и Москва", кн.; Г. В. Губарев, "Книга о Казаках".

БИКИНСКАЯ - станица Уссу­рийского казачьего Войска. При станице лесопильный завод.

БИРКА - дощечка, позначенная нарезами и расколотая попо­лам; в старину служила вместо векселя, одну половину полу­чал кредитор, а другую - должник. В табунном коневодстве по­ловина Б-рки, увязанная в хво­сте лошади, служила знаком ее владельца, у которого находи­лась другая половина. От татар­ского "бир-эки", что значит "один-два".

БИРЮК - волк.

БИЧЕРАХОВ Лазарь Федоро­вич (тер.) - род. ок. 1885 г.; ге­нерал-лейтенант. На Кавказ­ский фронт Первой Мировой войны вышел подъесаулом 1-го Горско-Моздокского полка, но вскоре получил в командование отряд специального назначе­ния, сформированный из Каза­ков-добровольцев с задачей постоянного наблюдения за се­верной областью Персии. Отряд должен был вести разведку персидско-турецкой границы, предупреждая возможность неожи­данного появления Турок на ле­вом фланге Русской армии, а од­новременно угрожать турецким тылам постоянными партизан­скими налетами с территории мирного соседа.

Успешно выполняя эти задачи, Б. заслужил несколько чи­нов и много боевых наград, в их числе орден св. Георгия 4-й и 3-й степеней, а также два ан­глийских ордена. Свой отряд он обмундировал в специальный фасон удобных чекменей - чер­кесок, получивших название "бичераховок".

После революции и разва­ла фронта ген. Б. задержался с частью своего отряда в г. Баку, помогал местным жителям про­тиводействовать внедрению в Азербайджан русской красной гвардии, а одновременно под­держивал Терцев, оборонявших свою землю от большевиков, посылая им провиант, деньги и боеприпасы. Он не признал вла­сти Деникина, а потому вчитал­ся в русских кругах крамоль­ным генералом и сепаратистом.

Уйдя в эмиграцию, до са­мой смерти возглавлял Осетин­ское национальное Движение, помог многим Осетинам избе­жать репатриации в СССР, все­гда был окружен своими едино­племенниками, пользовался их большой любовью и уважением. Умер 22 июня 1952 г. в г. Ульм (Германия). 

БЛАЗНИТЬСЯ - показаться, по­мерещиться, причудиться.

БЛОХИНЫ Филипп Петрович и Назар Филиппович (дон.) - ст. Березовской, хут. Заплава; в 1930 г. сосланы всей семьей в спецпоселок "Островки" Архангельской г.

БОГАЕВСКИЕ - древний каза­чий род, может быть, по перво­начальному поселению на До­ну, связанный со станицей Богаевской. Числились в ст. Ка­менской, а в Донецком округе имели поместье и офицерские участки. В семейных преданиях сохранилась память о квартир­мейстере Степане Богаевским, жившем в восемнадцатом столе­тии и будто бы женатом на Калмычке. В годы революции и борьбы за Дон этот род просла­вили Донской Златоуст, помощ­ник атамана Каледина, Митрофан Петрович и Донской атаман Абрикан Петрович Б.

БОГАЕВСКИЙ Африкан Петро­вич (дон.) - род. 27 декабря 1872 г. (по ст. ст.), стан. Каменской: Донской атаман, для на­шей эпохи последний из выбранных на этот пост в грани­цах Родного Края; почетный Ка­зак ст. Захламинской Сибирско­го каз. Войска и ст. Чернояр-ской  Астраханского Войска. Происходил из состоятельной военной семьи. Первоначальное образование получил в Донском казачьем кадетском корпусе. В 1892 г. из взводных портупей-юнкеров Николаевского кавале­рийского училища произведен в чин хорунжего и за отличные успехи в науках имя его занесе­но на памятную мраморную до­ску. Начал службу в Лейб-гвар­дии Атаманском полку. В 1900г. с отличием окончил Академию Ген. штаба и до 1914 г. зани­мал ряд штабных должностей в Петербургском военном округа. На фронт Первой Мировой войны выступил в должности нач. штаба 2-й Гвардейской кавале­рийской дивизии. От октября 1914 г. по январь 1915 г. коман­довал 4-м Мариупольским гу­сарским полков затем до октя­бря того же года - Лейб-гв. Сводно-казачьим полком с зачисле­нием в Свиту его величества. В октябре назначен начальником штаба Походного атамана в. кн. Бориса Владимировича и на этом посту находился до фев­ральской резолюции.

Во время службы в импе­раторской армии получил ряд боевых и очередных наград: ор­ден св. Георгия 4 ст., Золотое оружие, ордена св. Владимира 4, 3 и 2 степеней, ордена св. Ан-ны 3, 2 и 1 ст., ордена св. Ста­нислава 3, 2 и 1 ст. Иностран­ные: орден Черногорского кня­зя Даниила 1,3 и 5 ст., швед­ский орден Меча, персидский орден Льва и Солнца, сербский орден Белого Орла, француз­ский - Крест Почетного Легио­на, английский - св. Георгия и Михаила 2 ст.

После революции 1917 г. ген. Б. назначен начальником Забайкальской каз. дивизии, а в августе того же года - началь­ником 1-й Гвард. кав. дивизии. После ее развала уехал на Дон, где по назначению атамана Ка­ледина командовал войсками Ростовского района. 11 февра­ля 1918 г. ушел с ген. Корнило­вым в Первый Кубанский поход во главе Партизанского полка. Возвратился из него на Дон ко­мандиром 2-й пехотной брига­ды. От мая 1918 г., в правитель­стве атамана Краснова занимал пост  Председателя   Совета Управляющих   Отделами   и Управляющего Отделом иност­ранных сношений. В августе 1918 г. Войсковой Круг поста­новил произвести ген. Б. за слу­жбу Дону в чин генерала-лейте­нанта, а 6 февраля 1919 г., по­сле отказа от власти ген. П.Н. Краснова, генерал-лейтенант Б. избран атаманом Всего Велико­го Войска Донского. Оставался атаманом и после отступления с Дона и Крыма, эмигрировав за­ границу в 1920 г. Из Югосла­вии в ноябре 1923 г. переехал в Париж. Когда исполнилось 10 лет фактического пребывания ген. Б. на посту Донского ата­мана, все донские эмигрантские организации выразили ему до­верие и единодушно просили по­жизненно представлять в эми­грации интересы Донцов. Дон­ской атаман Африкан Петрович Богаевский умер в Париже 21 октября 1934 г. от сердечного припадка. Похоронен на рус­ском кладбище Сан Женевьев де Буа.

Ген. Б. был женат на вдове графа Келлера, Надежде Ва­сильевне, урожд. Перрет. Имел с нею двух сыновей Евгения и Бориса. Она погибла при бом­бардировке Белграда во время Второй Мировой войны.

Произвести полную оцен­ку общественной и политиче­ской деятельности атамана Б. еще не пришло время. Будучи царским офицером, он пробил себе дорогу к высоким постам исключительно личными каче­ствами, трудолюбием и отвагой. Совершенно понятно, что его положение в императорской ар­мии и при царском дворе дол­жно было оставить в его душе привязанность не только к цар­скому дому или высшему обще­ству, но и ко всей России. На пост Донского атамана ген. Б. был избран абсолютным боль­шинством голосов Войскового Круга в то время, когда вопрос о самостоятельности Дона был решен окончательно и дискус-сиям не подлежал, но обстановка на фронте требовала немед­ленной помощи Добрармии с ее Кубанскими полками. Не желая оставить Дон в одиночестве пе­ред лицом многочисленного и сильного врага, атаман. Б. вел политику безоговорочного со­трудничества с ген. Деникиным и ген. Врангелем, но по мере сил отстаивал исконные права избравшего его народа. Был он, очевидно по натуре человеком мягким и в делах политики не достаточно волевым. Если упу­щения его правительства требу­ют объяснения, то эти свойства атамана не могут остаться s стороне. В эмиграции атаман Б. проявился, как убежденный сторонник казачьей обособленно­сти, казачьего единства, хотя и не отказывался от своей привя­занности к России. Ему принад­лежала идея  Объединенного Совета Дона, Кубани и Терека из трех атаманов и трех пред­седателей правительств.

Крупную роль сыграла со­зданная при нем Донская Исто­рическая Комиссия, издавшая три тома "Донской Летописи", исторический труд С.Г.Сватикова "Россия и Дон" и солидный том анкеты "Казачество". При нем же издавались журналы и газеты: "Казачьи Думы", "Ве­стник Казачьего Союза", "Ка­зак", "Родимый Край". Свои статьи атаман Б. помещал под псевдонимом "Эльмут".

(По данным   Б.А.Богаевского составил, Г. В. Г.)

БОГАЕВСКИЙ Борис Африканович (дон.) - рожд. 1908 г., ст. Каменской; младший сын Дон­ского атамана А.П. Богаевского; инженер-химик, писатель-исто­рик, редактор журнала "Роди­мый Край" и многолетний пред­седатель Казачьего Союза. С 1930 г., после окончания Выс­шего Химического института в Руане, служит в крупном фран­цузском предприятии, произво­дящем искусственные органиче­ские вещества. Состоит одним из директоров своей фирмы, а одновременно и техническим консультантом  в нескольких других косметических предпри­ятиях. Сотрудничает в европей­ской и американской техниче­ской печати. В 1938 г. особым изданием опубликована его ра­бота на французском языке "Обработка и окраска мехов". Изобретения инж. Б. запатенто­ваны и эксплуатируются в не­которых европейских странах, а сам он неоднократно команди­ровался своею фирмой в Ита­лию, Испанию и Скандинавию, как для изучения местной про­мышленности, так и для органи­зации там новых методов рабо­ты в кожевенной, меховой, бу­мажной и косметической промышленностях. Одновременно с этим остается неутомимым и уважаемым казачьим общественным деятелем; в журнале "Родимый Край" часто печатает свои очерки на темы казачьей истории последних веков.

БОГАЕВСКИЙ Григорий Степа­нович (1785-1851, дон.) - уча­стник войны с Наполеоном, Турками и Горцами Кавказа. На службу вступил рядовым ка­зачьего полка в 1803 г., а вы­шел в отставку штаб-офицером, откомандовав одним из полков Отдельного Кавказского корпу­са, в 1842 г. В 1818 г. женился на дочери донского есаула На­дежде Петровне Слюсаревой и имел с нею трех сыновей; Сте­пана, Григория, Петра и дочь Анну.

БОГАЕВСКИЙ Митрофан Пет­рович (дон.) - род. 23 ноября ст. ст. 1881г., ст. Каменской; ис­торик - педагог, председатель Войскового Круга, заместитель Донского атамана. Детство про­вел в отцовском хуторе Петров­ское, недалеко от ст. Миллерово. В 1893 г. поступил в Ново­черкасскую гимназию, которую окончил с некоторым опоздани­ем в возрасте 20 лет. После этого успешно прошел курс историко-филологического фа­культета в Петербургском уни­верситете, состоя во все годы студенчества  председателем Донского Землячества. Студен­ты ценили в нем его знания, его дар слова, его честность, его глубокую искренность в отно­шениях и даже смелый протест против ошибочных увлечений молодежи. Он был наиболее по­пулярным и наиболее извест­ным из всех студенческих ста­рост столицы своего времени.

В 1911 г. по окончании университета, он вернулся на Дон и некоторое время состоял преподавателем истории, гео­графии и латыни в Новочеркас­ской гимназии. Тогда же же­нился на Елизавете Дмитриевне Закаляевой, Казачке ст. Мелеховской. Тридцати трех лет отроду Б. получил назначение на дол­жность директора гимназии в ст. Каменской и с увлечением посвятил свои духовные силы делу воспитания и образования казачьего юношества.

После февральской рево­люции 1917 г. Казаки призвали его на поле служения народу и нашли в нем человека с живой общественной мыслью, с живым общественным характером и с живой общественной инициати­вой. Сограждане понимали так­же, что он был прочно связан со своим народом духовными и мо­ральными узами. В марте 1917г. население ст. Каменской посла­ло его делегатом на Обще-Каза­чий Съезд в Петрограде, где он сразу занял место председателя собраний. В апреле того же го­да, будучи представителем ст. Каменской на Первом Съезде Дон. Казаков в Новочеркасске, он снова избран председателем его и поставлен во главе Коми­тета по выработке Положения о выборах и созыве Войскового Круга. 26 мая Б., как председа­тель возрожденного Казачьего Парламента,  провозгласил: "Объявляю заседание Донского Войскового Круга, после двух­сотлетнего перерыва, откры­тым". В бурной обстановке ре­шения спорных вопросов, 600 человек представителей от ста­ниц и воинских частей внима­тельно прислушивались к сло­вам своего председателя. Его спокойная, выдержанная речь сразу успокаивала разбушевав­шиеся страсти, а высказанное им мнение почти всегда прини­малось - Собранием к руковод­ству. На заключительном засе­дании Круг избрал его на пост Заместителя Войскового атама­на.

Его политическая деятель­ность на этом посту протекала в исключительно сложной об­становке. Пришли годы паденья прежних служилых авторитетов и замена их авторитетом ка­зачьей народной воли. В много­численной мемуарной литерату­ре Митрофан Петрович Б. выступает как бы гением народо­правства, возрожденного в ка­зачьей среде. Считают, что про­сто невозможно  достаточно оценить его заслуги в деле при­звания к новой жизни полуза­бытых форм старинных казачь­их политических традиций; что только он один мог провести "Митрофанов Сполох" в защи­ту атамана Каледина от нападок Временного  правительства и привести в действие знамени­тый казачий закон: "С Дона вы­дачи нет"; что именно по его внушению Донской Круг и ата­ман Каледин провозгласили не­зависимость Дона от новой рус­ской власти; что он, единствен­ный из всего сонма казачьих ру­ководителей   того  времени показал себя политическим и культурным деятелям такого уровня, до которого никто из Казаков еще не поднялся. И ес­ли в его время Донское прави­тельство потерпело ряд роковых неудач, то в этом виновна только царившая тогда эпоха идеологической сумятицы, над­ломленность казачьего народ­ного духа.

29 января ст. ст. 1918г., одновременно с атаманом А.М. Калединым, сложил свои полно­мочия, по безнадежности поло­жения, и его заместитель Б. Он покинул Новочеркасск и уда­лился с женой в Сальский ок­руг, куда вскоре пошли и Дон­ские партизаны. 12 февраля по ст. ст. столицу Дона занял от­ряд "красных" Казаков войско­вого старшины Голубова, а на следующий день в город нахлы­нули чисти красной гвардии и матросы, которые, однако, уш­ли через несколько дней. В Новочеркасске остался небольшой гарнизон "голубовцев", с при­данным к нему отрядом красной гвардии из донских шахтеров. Ни Голубову, ни его "красным" Казакам Ростовский революци­онный комитет не верил. Может быть, надеясь укрепить доверие Ростова, Голубов в начале мар­та задумал поход в степи на Донских партизан. Его полкам была назначена погрузка в ва­гоны, но вскоре выяснилось, что люди не проявляют большой охоты к новым победам. Станичники, хоть и не бунтовали от­крыто, но выражали неудоволь­ствие:  зачем  их посылают против своих же Казаков. Погрузка была отменена и Голубов в революционном рвении, отправился один. Прибыв в ст. Великокняжескую, он собрал в ее районе банду из местных крестьян. Нагрянув ночью 6 (19) марта Голубов отыскал Б. в доме калмыцкого гелюна (священника) и взял его без сопротивления, после перегово­ров через закрытую дверь. От 6-го до 18-го марта держал его в арестных домах станиц Пла­товской и Великокняжеской, раздумывая, идти или не идти дальше в степи со своей разнуз­данной бандой. В конце концов решил бросить своих красных сподвижников и отправиться с пленником в Новочеркасск. Гарнизон города не проявил ника­кого энтузиазма по поводу пле­нения б. Заместителя атамана и на общем собрании молча вы­слушал доклад своего предво­дителя. Б. содержался на гауптвахте под охраной Казаков. Через 3-4 дня его доставили на митинг в кадетский корпус. По каким мотивам Голубов допу­стил выступление своего плен­ника и почему митинг был ус­троен не в городской театре, как обычно, а в кадетском кор­пусе, осталось не выясненным. Предполагают, что Голубой со своим   комиссаром пробовал устроить нечто вроде народно­го суда, но, зная настроения от­ряда, едва ли мог надеяться на какой либо действительный ре­волюционный эффект. Полити­ческий комиссар Ларин, человек чужой, мало знал сокровенные мысли Казаков отряда. Предпо­лагал, может быть, что инициа­тива казни Б-го будет исходить от самих Казаков и подсказывал ее в своем вступительном сло­ве: "Народный суд может свер­шить свое право и здесь", "воля народа может проявиться ве­зде". Но ни он, ни Голубов не выступали с конкретными обви­нениями, а предоставили Митрофану Петровичу Б-му слово, как обыкновенному оратору-докладчику.   В продолжение трех часов никто его не преры­вал, и все слушали с напряжен­ным вниманием. Заместитель атамана Каледина давал отчет о своей деятельности, о своей слжбе интересам родного наро­да. А эти интересы он понимал почти также, как и каждый из присутствовавших Казаков. Речь Донского Златоуста, как и все­гда, не изобиловала риториче­скими приемами. Быстрая и ис­кренняя, с редкими повышения­ми голоса, с минимальной же­стикуляцией, она текла непре­рывной струёй три с лишним часа, захватывая слушателей логической глубиной мысли, изложенной в словах простых и понятных каждому рядовому слушателю. Три часа "красные" Казаки могли не только слу­шать задушевные слова казачь­ей исповеди, обратившиеся в высокую хвалу деятельности казачьих вождей, но и наблю­дать своего недавнего лидера, небольшого, худого, изможден ного; видеть печальную тень его черных мудрых глаз, его смуглое лицо под темной коп­ной кудрявой шевелюры, ви­деть в нем по всему облику сво­его Казака и сравнить с недав­ними революционными союзни­ками, матросами и красной "си­лой", той "чужой рванью", с которой, по их мнению невоз­можно было найти ни общих идеалов, ни общего языка. Здесь же Казак объяснялся с Казаками и каждое его слово находило отклик в душе слуша­телей. После его речи Голубо­ва окружила толпа присутству­ющих. Спрашивали, что он ду­мает делать с пленником. "То­варищи, -ответил тот, - Ростов требует его выдачи". "Бросьте! г-н войсковой старшина. Ну ка­кие мы вам товарищи", сказал кто-то около него. "Нет, това­рищи, - возразил Голубов, - я старый социалист - революцио­нер и это слово для меня свя­щенно". "Ладно уж! -раздалось из толпы, - Богаевский наш Ка­зак и вы не должны отдавать его в чужие руки." "Хорошо, я об этом подумаю," - сказал Го­лубов. и толпа стала расходить­ся.

Голубов, действительно не выдал Б-го в руки Ростовского Исполкома и его отношения с краевой красной властью по этому   поводу   испортились окончательно. Через несколько дней делегаты Новочеркасского гарнизона, явившись на Съезд Советов в Ростов, не получили на нем права решающего голо­са. Оставшись на съезде с голо­сом совещательным, они скоро услышали о том, что красная гвардия с броневиками заняла Новочеркасск, разогнала весь казачий гарнизон и взяла с га­уптвахты М.П.Б-го. С началом восстания низовых станиц, ко­миссар Яков Антонов вместе с красным командиром Рожинским изъяли его из ростовской тюрьмы, вывезли в близлежа­щую Балабаковскую рощу и там 1(14) апреля 1918 г. убили двумя выстрелами в затылок.

Казачьи народные пред­ставители неоднократно пове­ряли   Митрофану Петровичу Б-му высшие руководящие по­сты. Казачьи массы уважали его и ему верили; он был один из девяти избранников, которым Дон поручил представительство на, разогнанном большевиками, Всероссийском Учредительном Собрании. Но сохранить его се­бе на пользу те же казачьи массы не сумели.

(По данным Б.А.Богаевского и Б.Н.Улакова, а также по личным воспоминаниям соста­вил Г.В.Г.)

БОГАЕВСКИЙ Петр Григорье­вич (1836-1910, дон.) ст. Ка­менской. Оставшись сиротой, бежал из дому к старшему бра­ту на Дунай в казачий полк и там начал полковую службу. Участвовал в обороне Севасто­поля конным ординарцем адми­рала Нахимова и произведен в первый офицерский чин. Затем служ ил на Кавказе и в Польше командиром сотни 4-го Дон. каз. полка. В 1878 г.   после похо­да на Адрианополь вышел в отставку по болезни с чином войскового старшины. Подсчи­тал, что за 27 лет военной слу­жбы сделал в седле около 65 тыс. километров. От 1865 г. был женат на дочери капитана Ната­лии Никитичне Федяй. Их дети: дочь Надежда - замужем за внуком ген. Я. П. Бакланова, умерла в эмиграции; сын Африкан - Донской атаман; сын Петр - врач, умер в 1915 г. (его дети: Юрий - убит большеви­ками и священник Борис в эми­грации); сын Митрофан - заме­ститель Донского атамана; сын Януарий - офицер, журналист, живет в эмиграции.

БОГАЕВСКИЙ Степан Григорь­евич (дон.) - род. ок.1820 г.,ст. Каменской. Его дети: сын Сте­пан; сын Николай, женатый на внучке ген. Я.П.Бакланова Ана­стасии Семеновне; их дети: сы­новья Александр и Владимир убиты большевиками, Николай здравствует в эмиграции.

БОГАЧЕВ Владимир Владими­рович (дон.) рожд. ок. 1880 г., ст. Новочеркасской; крупный геолог, профессор Ростовского университета. Еще до револю­ции 1917 г. он издал три путево­дителя для геологических экс­курсий по округам Таганрог­скому, Ростовскому и Черкас­скому. В годы самостоятельно­сти Дона и борьбы Казаков с советской Россией он издал "Донскую хрестоматию", кото­рую сам составил и отредактировал. В 1919 была издана так­же его "География Всевеликого Войска Донского" с приложе­нием большой карты края.

БОГОРОДИЦА ДОНСКАЯ - об­раз ХIV в., написанный кистью одного из греческих иконопис­цев; раньше хранился в москов­ском Донском монастыре, а те­перь находится в Третьяковской галереи - Икона Б. Донской - подарок Донских Казаков Мо­сковскому князю Димитрию накануне Куликовской битвы с Татарами в 1380 г. Книга вкла­дов, куда записывались жертво­ватели и, их приношения в Дон­ской монастырь, повествует: "Того ради последи прославися образ Пресвятыя Богородицы Донския, зане к великому кня­зю Димитрию Ивановичу Дон­ския Казаки, уведав о пришест­вии благоверного вел. князя Димитрия Ивановича в междуречьи Дона и Непрядвы, вскоре в помощь православному воин­ству пришли бяше и сей Пречистыя Богоматери образ в дар благоверному вел. князю Ди­митрию Ивановичу и всему пра­вославному воинству в сохра­нение, а на побеждение нече­стивых агарян,  вручиша" (За­белин, Историческое описание Донского монастыря)

БОГОРОДИЦЫНЫ ВОЛОСЫ - Млечный Путь на звездном не­бе; тоже что и Батыев Путь.

БОГУН ИВАН - Запорожский Казак,  сподвижник Богдана Хмельницкого. В актах указы­вается, как полковник Черкас­ский, кальницкий и брацлавский; участник и руководитель битвы под Берестечком, также как многих других сражений с Поляками, но после Переяслав­ского договора отказался под­чиниться Москве и стал сторон­ником Польши. Один из глав­ных персонажей польской исто­рической повести Генрика Сенкевича "Огнем и мечем".

БОГУНЫ - длинные жерди, по­ложенные на стойки; на них развешиваются сети для просу­шки.

БОЖБОВ (гребен.) - веревоч­ный повод, привязанный к ро­гам вола, налыгач.

БОЖЬЯ  МАТЕРЬ ГРЕБЕНСКАЯ - икона, сохранявшаяся до революции в московской ча­совне на Лубянке, в книге вкла­дов, поступивших в часовню записано, что этот образ под­несли вел. князю Димитрию Ивановичу Донские Казаки, по­сле поражения Татар Мамая 8 сентября 1380 г. на Куликовом Поле: "поздравляюще ему о избавлении своем от супостатов и приносяще ему дары от своих сокровищ, иже  имяху у себя чудотворные иконы в церквах своих". Сохранялось также пре­дание, что этот образ поднесли князю жители Сиротинского го­родка. Название "гребенская" связано с какими то горами, с Донецкими или Кавказскими "гребнями", откуда и могла прибыть икона вместе с Гребенскими Казаками.

БОК - сторона: с боку Москвы добра не жди.

БОКЛАГ - плоский боченок для воды или арьяна, который бе­рут с собою на кош при рабо­тах в отдаленной степи. По фор­ме - большая баклага.

БОКОВСКАЯ (дон.) - станица на берегу р.Чир в Верхне-Дон­ском округе; до 1916 г. хутор Боков ст. Еланской; свыше 500 дворов, двухклассная школа, церковь, паровая и водяная мельницы, кожевенная фабри­ка, склад земледельческих ору­дий, постоянный мост через ре­ку Чир. К станице принадлежа­ли хутора: Попов, Коньков, Дулецкий, Ягодной, Земцов Евлантьев, Свиридов, Подморевский, Малахов, Платов, Бячеслаискй и Понамарев, по 150-20O дворов каждый. Земельный юрт сганицы граничил со вла­дениями станиц Усть-Хоперской, Распопинской, Краснокутской и Усть-Медведицкой..

В сентябре 1920 г. на "Боковском лугу" произошло зна­чительное событие, вблизи ста­ницы - появился отряд украин­ского анархиста Махно. Укры­ваясь от преследования сов. войск, он временно зашел на Донскую землю, но скоро был обнаружен и здесь. Красные двинули против него свой 4-й Пензенский полк, сформирован­ный из местных мобилизован­ных и коммунистов в сл. Михайловке и на ст. Себряково. 26 сентября противники встре­тились в открытом бою. Пен­зенский полк, расстреляв пат­роны и потеряв комиссара Ру­санова, сложил оружие. Коман­дир полка попал в плен и рас­стрелян, командир красной бри­гады Штробах успел ускакать, но едва отпросился у остатков своих солдат, которые его хо­тели тут же прикончить сами за нераспорядительность. Махновцы обезоружили сдав­шийся полк, вызвали из его ря­дов Казаков, которых распреде­лили по своим частям, а потом в течении нескольких часов рас­стреляли до 700 человек плен­ных командиров и коммунистов. Во время боя они и сами понес­ли большие потери, среди них - одного командира - Казака, Ва­силия Пятиизбянцева ст. Бере­зовской. Окончив расправу и пополнившись сотней Казаков, анархисты ушли назад на Укра­ину. (Сообщили П.Гуров и А.Г. Федосов).

БОЛБЫРКИ - поплавки на се­тях, сделанные из пробкового дерева.

БОЛДЫРЕВ Сергей Владимиро­вич (дон.) - род. 18 марта 1890 года, ст. Богоявленской; пол­ковник, достойный сын Тихого Дона, воин, журналист и обще­ственный деятель, преданный до гроба идее возрождения ка­зачьей национальной жизни.

Вырос б ст. Раздорской под опекой бабушки Прасковьи Евграфовны. В 1909 г. успешно окончил  Донской кадетский корпус. Через 2 года, из порту­пей - юнкеров Николаевского кавалерийского училища про­изведен в чин хорунжего и на­значен на службу в 1-й Дон. каз. полк, стоявший тогда в Москве. В начальные дни Пер­вой Мировой войны хорунжий Б. был первым офицером во всей Русской армии, получив­шим орден св. Георгия. В 1916 году, после излечения от тяже­лой контузии, он был команди­рован на службу в Новочеркас­ское казачье училище, где в сокращенные сроки готовились кадры новых казачьих офице­ров.

Юнкера его смены скоро оценили в нем прекрасное зна­ние строевой службы и его ме­тоду воспитания, при которой непрерывно чувствовалось справедливое и почти дружеское отношение начальника к подчи­ненному. Любили его и офице­ры - сослуживцы, хотя старшее начальство относилось с неко­торым холодком, не терпя в бо­евом офицере независимость суждения, несколько большую, чем она допускалась в армии. Может быть, благодаря этому молодой подъесаул Б. через не­сколько месяцев получил на­правление обратно в полк, где снова вступил в командование пятой сотней.

В составе 1-го Дон. каз. полка находился в Петрограде во время бушевавших там сти­хий революции, участвовал в образовании Союза Казачьих Войск и со своей сотней в июле месяце 1917 г. выступал в за­щиту Временного Правитель­ства от большевиков. С нею же возвратился на Дон, закончив навсегда службу России и ее царю. От января м-ца 1918 г. началось служение родному Дону. В рядах партизанского отряда есаул Б. борется с за­ливающей города и станицы красной гвардией. В невыноси­мо тяжелых условиях, под води­тельством Походного атамана П.Х.Попова, проходит зимний Степной поход и на берега До­на возвращается только в мае того же года, вместе с началом всенародного восстания Дон­ских Казаков. В Новочеркасске освобожденной донской столи­це, он зачислен в конвой атама­на П.Н.Краснова, занимал после некоторые штабные долж­ности и ушел в эмиграцию мо­лодым полковником с четырьмя царскими орденами и высокой казачьей наградой - Степным Крестом.

От 1920 г. жизнь заграни­цей означилась вечной нуждой со случайными заработками. Полковник Б. был и воспитате­лем в Донском кадетском кор­пусе, и рабочим автомобильно­го завода в Париже, и Войско­вым есаулом при атамане Граббе, и ретушером в фотографи­ческом ателье, и специалистом по разрисовке фарфора, снова в Югославии. Не всегда удавалось достаточно обеспечить жену и сына насущным хлебом, но по­стоянно тянула к себе идеоло­гическая деятельность по укре­плению духовных позиций на­шего побежденного и обескров­ленного народа. Писал о Каза­ках и печатался во многих рус­ских  и казачьих  изданиях "Возрождение",   "Часовой", "Иллюстрированная   Россия", "Атаманский Вестник", "Стани­ца", "Казачий Путь", "Родимый Край", "Общеказачий журнал", "Казачья Смена", "На Пикете" и др. Знакомил читателей с ка­зачьей историей, с особенно­стями казачьего быта, пропа­гандировал идею казачьего воз­рождения.

Потом пришла Вторая Ми­ровая война. В 1941 г. полков­ник Б. начал новую боевую страду в рядах Охранного кор­пуса. Вместе с другими Казака­ми-эмигрантами совершил дол­гие походы от Ниша до Загреба, постоянно в сражениях с красными партизанами Тито. В конце 1944 г. был командиро­ван в Главное Казачье Управле­ние, а оттуда из Берлина на­правлен генералом Красновым в качестве связного офицера в одно из отделений Германского ген. штаба. Перед концом вой­ны, отступая на запад, попал в плен к Французам и освобож­ден только в мае 1946 г. Оты­скав жену Марию Николаевну и сына Владимира, проживал с ними в лагерях "перемещенных лиц". В лагере Шлясгайм Каза­ки избрали его атаманом мест­ной   Общеказачьей станицы. Там же при его деятельном уча­стии был создан журнал "На Пи­кете" и организовано общество ревнителей казачьей истории. Он был также душою всех казачьих собраний и главным до­кладчиком по вопросам нашего прошлого. В 1948 г. выпустил в свет первый "Казачий Исто­рический календарь", который вскоре заинтересовал широкие круги читателей и .заслужил у них высокую оценку своим со­держанием.

В США семья Болдыревых переехала в декабре   1950 г. здесь пожилому и не совсем здоровому С.В.Б-ву пришлось зарабатывать па жизнь тяже­лым физическим трудом. Надо было такжэ выработать на ста­рость социальное обеспечение. Через 5 лет он мог уже не ду­мать о заработке, хотя пенсия оказалась очень небольшой. К этому времени семья потеряла единственного сына Владимира. Призванный в Американскую армию он погиб в Корее 18 ок­тября 1952 г. Но несмотря на большое горе, несмотря на бед­ность и слабое здоровье, С.В.Б. неизменно отдавал свои мысли и время идее, владевшей им от юности. Он продолжал печа­таться в казачьих журналах и каждый год выпускал свои календари. Перед самой смертью вышла в свет его последняя ра­бота - собранные в монографии сведения о Кондратии Булавине. 23 -октября 1957 г., после за­поздалой операции полковник Б. ушел из жизни. Похоронен на казачьей секции кладбища в Лейквуд, штата Нью Джерси.

Сергей Владимирович Б. вырос в казачьей среде. Дон­ской кадетский корпус, где он учился, тоже хранил еще вея­ния вольного казачьего духа, несмотря на то, что целью его создания служило воспитание верных слуг Русского царя. Привилегированное военное училище и служба в старой русской столице, совместно с лучшими полками император­ской кавалерии, блеск велико-державия и высокая награда, полученная из царских рук, не прошли бесследно, но и не за­тмили в душе, взлелеянного с детства, огня казачьего патрио­тизма. Прирожденный историк-любитель, он разыскивал и пу­бликовал материалы по казачь­ей истории, преклоняясь перед всеми проявлениями родного ему казачьего духа, горячо протестуя против лживых вымы­слов наших недоброжелателей. Во многих работах он подчер­кивал обособленность Казаков и их резко очерченное место среди народов России, был близок по взглядам к национали­стам - казакийцам. Но лозунги, программы, холодный политический расчет были ему чужды. Для него политическая борьба текущего дня, планы на буду­щее государственное устрой­ство, черта проектированных границ, все это было на втором месте, вопросы давно решенные постановлениями Кругов и Рад. Главное - сыновняя любовь к батюшке Тихому Дону, при­страстие ко всему, что носит казачье имя, к родному быту, к родной истории, преклонение перед вольным духом предков, перед их военными подвигами. Это его интересовало прежде всего, об этом он писал, укла­дывая, таким образом кирпичи­ки в обновленный фундамент идеологии ортодоксального ка­зачьего национализма. Горя не­устанной жаждой познавания, он поставил себе целью оты­скать и опубликовать, как мож­но больше сведений о прошед­шей жизни своего народа и о выдающихся людях, порожден­ных нм. Другие интересы пере­стали для него существовать. Не зная отдыха, он посвящал сво­бодное время розыскам всех опубликованных данных, так или иначе, касавшихся Казаков. Вся деятельность его в послед­ние десятилетия жизни обрати­лась в гражданское подвижни­чество, лишенное каких либо элементов личной корысти. То, что ему удалось узнать, запи­сать и сохранить от гибели при эвакуациях, он обнародовал в статьях или в исторических ка­лендарях. Его живое слово, его народный стиль понимал каж­дый маломальски грамотный Ка­зак и календари вскоре стали для читателей источником воз­рождающегося интереса к об­щеказачьим делам, источником казачьего национального вдох­новения. Уйдя в иной мир Сер­гей Владимирович Б. оставил ценное литературное наслед­ство, результат его жертвенно­го горения, плод многолетнего служения  Высокой Казачьей Идее.

БОЛЕЗНЫЙ - ласковое обра­щение к родственнику или дру­гу; милый, родной о ком сердце болит; также - болеткий.

БОЛОГОВЦЫ или БОЛОХОВЦЫ - племя казачьих пред­ков. На страницах Ипатьевской летописи Б. появляются в 1235г как жители Ю. Буга. Это на­род того же склада, что и Чер­ные Клобуки, только появились они по соседству с Русью не­сколько позднее. Судя по на­званиям их городков (Деревич, Губин, Кобудь, Кудин, Городец, Божський, Дядьков), они поль­зовались славянской речью, но среди славянских племен, ука­занных летописью, их нет, а их вожди, как у Торков и Берендеев, "суть особнии князи". Следовательно, Б. не принадле­жали ни к какой ветви Славян-Руси. Они не были также ко­ренными жителями берегов Ю. Буга, где их обнаружил летописец, и галицко - волынский князь Даниил в 1241 г. возму­щался: "почто суть вошли во землю мою, яко не вдах им". Много вероятия в том, что это была группа меото-казарских Славян, прорвавшихся с тревожной степи после первого на­шествия Татар в 1223 г. Как они называли себя сами, осталось неизвестно.

Они сразу стали противни­ками Даниила и выступали про­тив него на стороне его сопер­ников Рюриковичей или мадьяр. Но, будучи воинами и постав­ляя отряды некоторым князьям, Б. обладали оседлыми навыками и основательно знали земледе­лие. Когда в 1240 г. Татары окончательно покорили Русь и разрушили Киев, они не трону­ли городков принадлежавших Б-цам и поручили им, "да им орют пшеницу и проса".

После этого князь Даниил возненавидел их еще больше. Воспользовавшись отсутствием их воинов, бывших в походе, он напал на их поселения, "грады их огневи предаст и гребля их  раскопа".   Забравши   "плен мног", он возвратился на свою Волынь. Но Даниилу не удалось подчинить Б-цев, т.к. и самому вскоре пришлось смириться пе­ред Татарами.

Б. продолжали жить вдоль Ю Бyra и постепенно начинают вспоминаться там, как Казаки. Русский историк Костомаров говорит: "В так называемой Ли­товской летописи мы находим смутное известие, что в ХIV в. Ольгерд, покорив Подоль, на­шел там местное население, живущее под начальством атама­нов" (Русская история в жизнеопис.).   Польский летописец Мартин Бельский указывает на том же месте Казаков, которые хорошо знали свой край и по­могли в. князю Литовскому Яну Альбрехту побить там Татар и продвинуться вглубь Подолии. Они встретили его в 1489 г. на той самой земле, где через три года летописцы стали указы­вать Днепровских или Запорож­ских Казаков.

БОРОДИН Николай Андреевич (урал.) - рожд. 1861 г.; член Русской Государственной Думы первого созыва. Окончил уни­верситет, ихтиолог и исследо­ватель Уральского Края; осно­ватель газет. "Уралец", автор книги "Уральское Казачье Вой­ско"; принадлежал к партии конституционных  демократов (Ка-Де) и после роспуска Ду­мы подписал "Выборгское Возвавание" (см. Выборгское Воз­звание).

БОРОДИН Сысой Капитонович (дон.) - род. 6 июля 1883 г., ст. Нижне - Курмоярской; сын зем­лероба; ген.штаба генерал май­ор, последний председатель Во­енной комиссии Донского Кру­га. Первое образование получил в станичном двуклассном учи­лище и по экзамену поступил в Новочеркасское  юнкерское училище. По окончании его из портупей - юнкеров произведен в чин хорунжего и вышел на службу в б Дон. каз. полк. По­сле пребывания на льготе при­нят из полка в Академию Ген. Штаба, которую закончил ус­пешно в 1912 г. с зачислением по Ген. Штабу. Во время борь­бы за Дон был делегатом своей станицы на Войсковом Круге, состоял начальником штаба в корпусе ген. Мамантова, а в конце 1919 г. получил назначе­ние на пост начальника Донско­го Войскового штаба. В Крыму был начальником штаба диви­зии ген. Гусельщикова. От 1920 года в эмиграции. Переехав во Францию, добывал железную руду в шахтах, а после служил шофером такси в Париже. При­нял участие и во Второй Миро­вой войне на стороне противни­ков СССР. Умер 20 февраля 1961 г. и погребен на кладби­ще в Ганьи (Франция).

БОРОК (стар. дон.) - ожерелье из жемчуга.

БОРТОК Захарий Терентьевич (куб.) - рожд. 1901 г., ст. Ста-ровеличковской; участник борь­бы за Казачий Присуд и Второй Мировой войны; остался в эми­грации и погиб трагически в сел. Графенштайн (Австрия) 29 августа 1957 г.

БОРЬБА за КАЗАЧИЙ ПРИСУД

В сознании Европейских Каза­ков всегда сохранялась твердая уверенность, что земли, на ко­торых столетиями протекала жизнь их предков, принадлежат им одним, никем им не подаре­ны, а присуждены им в удел самим Богом. Поэтому они все­гда защищали их упорно и про­лили в боях за них море крови. Независимые казачьи общества сопротивлялись всем попыткам завоевания еще в древние эпо­хи. В том случае, когда не хва­тало сил, наши полукочевые предки снимались с мест всем народом и переходили в безо­пасные области, с тем; однако, чтобы при первой возможности возвратиться в основную и тре­вожную колыбель казачьей на­родности - донские берега и Приазовье. В этом смысле, са­мыми печальными эпохами в древней жизни наших предков было время Половцев-Куманов когда Касаки- Черкасы переко­чевали на Днепр, а также по­следний век владычества Золо­той Орды, во время которого Касаки и Бродники были при­нуждены скрыться в погранич­ных лесах Северной Руси от Оки до Белого моря или в горах Кавказа. Истории хорошо из­вестны  подробности борьбы Донцов с Турками, во всех под­робностях освещены войны За­порожцев с Речью Посполитой в ХVII в., но благодаря создав­шемуся в последние века поло­жению, на страницах истории мало отразились периоды со­противления Казаков захватни­ческим поползновениям Мос­квы, с их печальными резуль­татами. Эпохой покорения сво­бодных казачьих обществ под власть Российской династии стал ХVII в. За 200 последних лег полностью русифицирова­лась казачья церковь, а язык потерял свое красочное своеоб­разие; во многом изменились социальные отношения и пра­вовые нормы, уравненные по русским имперским масштабам; но не искоренилось внутреннее духовное содержание народа, созданное многими веками не­зависимости и борьбы за нее. Пришла революция 1.917 г. и скрытые чаяния самостоятель­ного существования проявились со свежей остротой. В первую очередь Казаки возродили свои старинные  политические уч­реждения Круги и Рады, вос­становили традиционный инсти­тут выборных атаманов. Они приступили к самостоятельному разрешению всех насущных во­просов политики, не соглашая ее с новыми лозунгами русской революционной власти. В этих действиях не было  никакой угрозы "завоеваниям револю­ции" потому, что они касались только самих Казаков. Но они нарушали, привычный для Рос­сии, порядок централизованно­го управления страной. Времен­ное Правительство приготови­лось покарать непокорных, мо­билизовав Московский и Казан­ский военные округа для напа­дения на Дон, но должно было само передать власть в руки марксистов-большевиков. Но­вая советская власть повела борьбу с Казаками еще реши­тельнее. Казаками она была от­вергнута категорически, хотя оказалась приемлемой для на­рода русского и не вызвала ре­шительного противодействия у большинства других народов империи. Начиная от декабря 1817 г., казачьи военные обще­ства, одно за другим, провозгласили независимость. Нача­лась борьба Казаков за право распоряжаться своей жизнью без чужих указок, 18-го. мая 1918 г. Донской Круг подтвердил прежнее решение .образо­вать на Дону, освободившемся от большевиков, независимую республику. Восстав за свой Присуд почти поголовно, Каза­ки свыше двух лет боролись с войсками новой русской власти. Со скудными материальными средствами, объединяя дейст­вия с десятком тысяч русских "белых", Казаки должны были сдерживать нашествие красных армий, у которых имелись неис­черпаемые резервы живой силы и огромные склады боевых при­пасов, заготовленных для фрон­тов Первой Мировой воины. Советские армии, сформированные при помощи царских офицеров, давили своими массами и пре­восходством вооружения. У Казаков же - ни организованной доставки продовольствия, ни достаточного количества ору­жия, ни боевого снабжения, ни медикаментов, ни обмундирова­ния. Тиф уносил десятки тысяч жизней, не хватало ни госпита­лей, ни медицинского персона­ла. Боевое сотрудничество с Добрармией на тылах претворя­лось в реакционные мероприя­тия русских начальников, не брезговавших террористически­ми актами и вовлекавших ка­зачьи республики в круговорот интересов, совершенно безна­дежных и для Казаков и для са­мого "Белого Дела".

Казакам, в конце концов, пришлось покориться силе и сложить оружие. Началась эпо­ха советского рабства.

БОЧАРОВ Терентий (дон.) - ст. Березовской; в 1929 г. аресто­ван, как противник коллективи­зации и сослан неизвестно куда.

БРАГУНОВ Григорий Григорь­евич (куб.) - рожд. 1887 г., ст. Ладожской; по происхождению Пятигорский. Черкес, войсковой старшина. Учился во 2-м Петербургском кадетском корпусе и в павловском военном училище; в 1908 г. с производством в чин хорунжего выпущен в 1-й Чер­номорский каз. полк. Не остав­лял этого полка во время Пер-вой Мировой войны до его расформирования в январе 1918 г. После принимал участие в Пер­вом Кубанском походе и борол­ся за Казачью Идею в рядах Екатеринодарского полка. Тя­жело ранен под Царицыном, эвакуирован на остров Лемнос и умер эмигрантом в Югославии в 1933 г

БРАТЬСЯ ОРУЖИЕМ (некр.) - биться с оружием в руках.

БРЕДЕНЬ - короткая рыболов­ная сеть с мошною посредине; ею ловят рыбу в мелкой воде.

БРЕХОВ Тихон Иванович (дон) - ст. Березовской; арестован во время коллективизации и вы­слан неизвестно куда со всей семьей в 1929 г.

БРЕХОВЫ Сергей Тихонович, Ульяна Григорьевна и Андрей Сергеевич (дон.) - ст. Березов­ской; высланы во время сплош­ной коллективизации 1930 г. на далекий север в спецпоселок "Островки" Арх.губ.; все умер­ли там от истощения в 1933 г.

БРОДНИКИ - племя недавних казачьих предков, проживавших на Дону - уже в первой половине Средних веков. В VIII в. Арабы считали их Сакалибами, белым народом, преимущественно сла­вянской крови. В 737 г. араб­ский полководец Мерван про­шел с войсками всю коренную Хазарию между Доном и Вол­гой и за Переволокой встретил полукочевых коневодов Сакалибов. Арабы забрали их кон­ские табуны и увели с собой до 20 тысяч семей, которые посе­лили на восточной границе Кахетии.

Персидская география де­сятого века (Гудуд ал Алэм) указывает там же, где Сакалибов встретили Арабы, т.е. по рекам Иловле и Медведице, страну язычников Б.радасов: "На восток от нее река Атиль (Волга); на юг от нее Хазары; на запад - В.н.нд.р; на север Пе­ченеги-Тюрки. Люди этой стра­ны исповедывают такую же веру, как и Гузы; они живут в вой­лочных кибитках и сжигают своих покойников; они зависят от Хазар, а их богатство состо­ит из шкурок зверька-ласки; они имеют 2-х князей, которые дер­жатся отдельно". Совершенно очевидно, что это те же Сакалибы, а по имени никто иной, как Бродники. Такие свидетельства дают право видеть в Бродниках не случайный сброд людей, бе­жавших откуда то в степи, а древнее племенное образова­ние, проживавшее под властью своих вождей. Персидская гео­графия указывает и другой на­род с подобным именем, маго­метан Буртасов, но помещает их на восточной стороне Волги. Так же за Волгой указывают Буртасов и некоторые иные авторы того времени. Нет сомнения, что Б. радас и Буртас - народы раз­ные и по имени, и по вере, и по месту пребывания.

Начиная от1147 г. русские летописи и акты вспоминают Б-ков и их города, "Броднич с месты", где-то недалеко от Верх­него Дона. Но вероятно к ним же относится событие конца XI в., записанное в завещании Владимира Мономаха: "На ту зиму идохом к Ярополку, сово-куплятися на Броды", где под Бродами следует понимать тех же Б-ков, против которых объ­единялись два русских князя. Последнее летописное сообще­ние о Б-ках относится к 1223 г. когда они, сообща с татарами, выступили против Руси и По­ловцев на Калке. По тону киев­ского летописца видно, что ме­жду донским и днепровским на­селением особой дружбы не было. Акты Западной Европы вспоминают Б-ков последний раз в послании Венгерского ко­роля Белы IV к папе Инокентию (1254 г.): "Татары заставили платить дань особенно страны, которые с востока граничат с нашим царством: Русь, Куманию, Бродников, Булгарию". Дальше вместо них появляется новое имя, известное по рус­ским церковным актам. Это Ка­заки Червленого Яра, христиане Сарской епархии,   участники битвы на Куликовом Поле.

Русские археологи при по­следних раскопках на Дону обнаружили для эпохи между  восьмым и десятым веками ма­териальную культуру смешан­ного типа (славянскую, ясскую и туранскую) и черепа подонского населения с явными при­знаками законченной метисации (В.В.Гинцбург, Антропологиче­ский состав Саркела-Белой Вежи. Мат. и иссл. по арх. СССР, том 109). На этом основании делается вывод, что Б. получи­лись от смеси племен, живших вдоль Дона и Донца при Хаза­рах. Археолог М.И.Артамонов предполагает в них славяно-ту-ранскую смесь (М.И.Артамонов, Саркел - Белая Вежа. Мат. и .исследования по арх. СССР. т.62), а С.А.Плетнева, говоря о погребении XI века, думает да­же, что "похороненный в Таганче воин с булавой был, вероят­но, кошевым одного из броднических отрядов, положенным с атрибутами его власти - була­вой, по бродницкому, т.е. ка­зацком}  обычаю с конем и оружием"

БРОНЕВСЬКИЙ Владислав - пе­тербургский чиновник' и автор книги "История Донского Вой­ска" (С.Петербург, 1834 г.). В своей исторической работе раз­решил проблему древности ка­зачьего народа, разрубив ка­зачьи поколения на Казаков та­тарских, исчезнувших, вдруг, без следа и Казаков русских, народившихся так же неожиданно на их месте в средине ХVI в. из московских беглецов.

"История Донского Вой­ска" была издана вслед за года­ми неравной борьбы Донских атаманов А.К.Денисова и А.В. Иловайского с могущественным Чернышевым. Фактическое и формальное  покорение Дона было закончено, но следовало еще смирить Казаков психоло­гически. Призвали на помощь подтасовку исторических фактов, которую успешно выполнил чиновник Б. На Дону говорили, что материалы, собранные историком В. Д. Сухоруковым, были переданы ему на обработ­ку и он, сохранив все фактиче­ские данные, придал только им верноподданнический и русифи­каторский дух.

Однако, сам Сухоруков не признавал в ней своей работы и называл книгу Б-ского "смесью пространных нелепостей", "гру­стной компиляцией со всех со­чинений, в которых что нибудь говорилось о Доне", а также "спекуляцией" и "пакостью".

На следующий год после выхода книги в свет, пришло очередное мероприятие прави­тельства: Казаков указано счи­тать не военно-служилым на­родом, как раньше, а военным сословием.

Несмотря на отсутствие всякой научности, "версия Б-ского" получила признание у большинства русских истори­ков. Тем более приняли ее на ве­ру русские общественные кру­ги. Но на Дону она популярно­сти не приобрела и в последу­ющие годы ее необоснован­ность указывалась даже в дон­ской официальной прессе. Опро­вергал ее и русский академик Ознобишин. Печатая историче­ские очерки на страницах "Дон­ских Ведомостей" в гг. 1876-77, он писал: "Басня переданная Броневским о беглых москвитах, основавших Донское каза­чество, не имеет основания и не выдерживает ни какой критики. В ХV в., в момент появления Ка­заков на Дону, в России не бы­ло еще крепостного права и всякий мог переходить с одного места на другое. Предположить, что беглые были исключительно преступники, тоже нет основа­ния. Какое число преступлений надо было совершить, чтобы образовалась целая масса, це­лые тысячи преступников, где то случайно увидевших друг дру­га, сговорившихся бежать куда то в неизвестные страны, к не­известным народам и, явившись на место в низовья Дона, сейчас же сумевших проявить ум, смет­ливость, отвагу, успевших при­обрести оружие, составивших правильное общество (беспо­щадное для преступников в их среде), управляемое вечами с грамотеями, умеющими писать царям.

Все эти предположения одна фантазия и можно положи­тельно доказать, что беглые мо­сковские люди могли явиться на Дону только тогда, когда были уверены, что найдут там приют и защиту, т.е. уже долго спустя после появления на Дону Казаков, после закрепощения крестьян и после церковного раскола (ХVII в.), а в другое время на Дон являлись единицами.".

Взамен беглых московитов академик Ознобишин сочинил версию о беглых новгородцах и обосновал ее еще слабее, чем Броневский свою "басню". Хро­нология разгромов Новгорода царями Иваном III и Иваном IV не сходится с годами возрожде­ния на Дону казачьей жизни, а в летописях и актах на этот счет нет даже намека. Не обнаруже­но также в наших станицах ка­кого либо подобия следов нов­городской материальной культуры, новгородского диалекта или торгового духа.

БРУДАСТЫЙ - с отвислыми щеками; если говорится о по­родистой .собаке, то слово Б. имеет то же значение, что рус­ское "брылястый".

БРУНЖАТЬ - звенеть, как тро­нутая струна или отпущенная тетива лука; брунжит также вибрирущая леска удочки.

БУГУРАЕВ Анатолий Констан­тинович (дон.) - рожд. 1898 г. ст. Усть-Белокалитвенской; хо­рунжий, чернецовский парти­зан; погиб во время Первого Ку­банского похода в марте 1918 г.

БУГУРАЕВ Глеб Константино­вич (дон.) - рожд. 1904 г., ст. Усть-Белокалитвенской; учени­ком Донского кадетского кор­пуса эвакуирован за границу; проживал во Франции и умер там в 1962 г.

БУГУРАЕВ Константин Семено­вич (дон.) - родился в 1856 г., ст. Усть-Белокалитвенской; пол­ковник в отставке. Образование получил в станичной школе; на действительную службу приз­ван в Лейб-гв. Казачий полк, в рядах которого участвовал в Русско-турецкой кампании 1877-78 гг. При увольнении на "льготу" второй очереди, как георгиевский кавалер, принят по экзамену в Новочеркасское юнкерское училище и окончив его произведен в чин хорунже­го. Служил в казачьих строевых частях; одно время занимал дол­жность помощника начальника рыбных ловель в ст. Елизаветовской. В отставку уволен с должности помощника к-ра 14-го Дон. каз. полка в 1908 г. с мундиром и пенсией. Был женат на Марии Хрисанфовне Шляхтиной (ст. Каменской), имел сы­новей Хрисанфа, Максима, Ана­толия, Глеба и дочерей Музу и Инну. Умер в 1921 г. и погре­бен с Новочеркасске.

БУГУРАЕВ Максим Константи­нович (дон.) - рожд. 1892 г., ст. Усть - Белокалитвенской; пол­ковник Донской артиллерии. В чин хорунжего произведен по­сле законченного курса Дон­ского кадетского корпуса и Ми­хайловского Артиллерийского училища в 1913 г.; командиро­ван на службу в 6-ю (армей­скую) Дон. каз. батарею, а во время Первой Мировой войны, после службы в Новочеркас­ской запасной батарее, назна­чен в 12 Дон. каз. батарею, в ря­дах которой пребывал на фрон­те. После октябрьского перево­рота в декабре 1917 г. аресто­ван большевиками и находился на Новочеркасской гауптвахте одновременно с Донским атаманом А.М.Назаровым; освобо­жден "голубовцами" и принял участие в борьбе за Дон. В 1920 году ушел в эмиграцию с долж­ности командира 7-й Дон. каз. батареи в чине полковника ;проживал в Болгарии.

Осенью 1941 г. поступил добровольцем в Русский Охран­ный корпус противников СССР; состоял в казачьих частях на различных должностях от рядо­вого до командира артиллерий­ского взвода.

За три войны перенес кон­тузии и ранен в ногу, правое предплечье и грудь. Многократ­но награжден орденами, включая русский боевой орден св. Владимира с мечами и бантом, а также германский "Железный крест" и хорватский орден "Бог и Хорваты" за боевые подвиги в Русском корпусе. В конце 1951 года переехал на жительство в США вместе с женой Софьей Ивановной (урожденной Ястре­бовой из Астрахани) и с сыном Константином по второму браку с Анной Николаевной (урож­денной Черносой-Исачкиной из Астрахани). Печатает в казачь­ей прессе статьи на темы о со­бытиях недалекого прошлого.

БУГУРАЕВ Хрисанф Констан­тинович (дон.) - рожд. 1891 г., ст. Усть-Белокалитвенской; морской офицер и командир рус­ской подводной лодки "Сом". Погиб смеете со своим судном и его экипажем в Балтийском мо­ре во время Первой Мировой войны, оставив вдову Надежду Александровну (урожд. Поснову).

БУГУРАЕВЫ - род ведущий на­чало от Донецких Казаков, посе­лившихся в ст. Усть-Белокалит­венской и основавших хутор Бугураев. В памяти хранятся от начала прошлого столетия Ге­оргий Константинович Бугураев и его сын Семен Егорович, ро­ждения 1830 г., который, отбыв службу в Лейб-гв. Казачьем пол­ку, занимался земледелием и умер в 1921 г., оставив пять сыновей.

БУГ ЮЖНЫЙ - река черномор­ского бассейна; берет начало в северных гранях Подолья и впа­дает в днепровско-бугский ли­ман; длина 774 клм.; в XII веке верхнее течение Б.Ю-го зани­мали казачьи предки Бологовцы; с XIII в. тут же указывают Казаков, которые, по словам ли­товских хроник, управлялись своими атаманами; позднее по этой реке проходила западная граница владений Запорожской Сичи. Она выходила на запад за реку только в ее нижнем тече­нии.

БУДАНОВ Иван Платонович (дон.) - рожд. 1880 г., ст. Федосеевской; юрист, политический деятель, историк. В молодые го­ды был учителем церковно-приходской школы; скопив неболь­шую сумму денег, поступил в Новочеркасскую учительскую семинарию; получив ее аттестат девять лет оставался в должно­сти народного учителя ст. Ти-шанской. За это время подгото­вился к экзаменам на аттестат зрелости и, пройдя успешно ис­пытания, поступил на юридиче­ский факультет Московского университета. В 1911 г., на ос­новании Положения об усилен­ной охране, исключен из уни­верситета, без права поступле­ния в какое либо высшее учеб­ное заведение и пребывания в столицах. Однако через год, по-особому разрешению, сдал эк­замены за курс факультета, по­лучил университетский диплом и зачислен в звание присяжных поверенных.

В 1918 г. избран предста­вителем своей станицы на Дон­ской Войсковой Круг, состоял председателем на окружных за­седаниях хоперцов и делегиро­вался на общеказачьи конфе­ренции. В правительстве Н.М.­Мельникова занимал пост Войскового секретаря. От 1920 г. на положении эмигранта. Переехав в Париж, на ряду с работой для насущного хлеба, занимался ис­торическими изысканиями, ра­зыскивал в библиотеках первоисточники по казачьим древно­стям, получил возможность пользоваться богатствами биб­лиотеки парижского Института живых восточных языков. В ре­зультате этой деятельности ка­зачья историческая литература обогатилась его большим тру­дом "Дон и Москва" и ротатор­ным изданием "Казачий Истори­ческий Сборник", в 14 тетрадях которого опубликовано много интересных статей и докумен­тов.

Иван Платонович Б. умер склонившись над очередной ра­ботой 19 января 1961 г. в Пари­же.

БУДАРА - большое судно, ко­рабль: "атаман Некрасов будары построил да всю войску на Дунай перевез".

БУДЕ (некр.) - если: "буде по­едем на лиман, так рыбы приве­зем".

БУДЖАК - степи вдоль левого берега р. Днестра; в ХV - ХVII веках там кочевала Буджакская татарская орда, зависевшая от Крымского хана.

БУДЫЛЬЯ - сухие стебли сор­ных растений.

БУЗИВОК - годовалый теленок.

БУЗОВАТЬ - в народной речи, основательно выпить и поесть, израсходовать много напитков и пищи.

БУКАН - шалаш из камыша, камышевый навес.

БУЛАВА - деревянный стержень с металической шишкой (ябло­ком) на верхнем конце; в древ­ности служила оружием, но по­зднее стала употребляться как знак военной власти.

БУЛАВИН Кондратий Афанась­евич (дон.) - род. 6 июня 1671 года, городка Трехизбянского на Донце; Донской атаман и борец за казачью независимость. Пер­вые туманные сведения о Б-не дает русская историческая ли­тература, сообщая, будто бы он в 1696 г., штурмуя Азов с вой­сками царя Петра, первым вор­вался в крепость со своей сот­ней. В актах его имя начинает встречаться от 1705 г. В это время Б. занимал пост атамана Бахмутского городка и высту­пал в обороне казачьих прав на местные соляные про-мыслы, ко­торыми Донские Казаки владели "исстари", и которые теперь царь "пожаловал" Изюмскому Слободскому полку и его ко­мандиру Ф.В.Шидловскому. В результате этого "пожалова­ния"  начались вооруженные столкновения между старыми хозяевами и новыми претенден­тами. Для того, чтобы прими­рить враждующие стороны царь Петр приказал "отписать" спор­ные и изобильные соляные при­иски на самого себя, а дьяку Горчакову поручил сделать их опись. Однако и тут Б. с Каза­ками не согласился уступить варницы, а Горчакова взял под стражу и донес Кругу о его прибытии. Приехавшие с Круга старшины освободили его из под ареста, но на соляные про­мыслы тоже не допустили. Со­противление требованиям могущественного соседа   сулило много бед, но блюстители древ­них казачьих прав не пожелали смириться перед силой. В Б-не они признали своего предводи­теля.

Не теряя времени, Б. снес­ся с Астраханью, Запорожьем и Тереком, заручился обещанием тамошних Казаков поддержать Донцов в случае нужды. Вооб­ще, угрозу, надвигавшуюся с се­вера уже полстолетия, видели все Казаки. Все хотели избе­жать закабаления вольных ка­зачьих республик, но не все ве­рили в успешность вооруженно­го сопротивления Москве. На Дону также существовали две партии. Партия Верховых Казаков и "новоприходцев" готова была биться и оказывать отча­янное сопротивление силе, на­ступающей с севера, а партия Низовых - стояла за соглашения и уступки. Последняя имела сво­их сторонников больше всего на юге. Население Нижнего До­на к этому времени уже изжи­вало исключительно боевые че­рты. В нормальных процессах социально - экономической эво­люции воины обращались в до­мовитых хозяев. Они теперь строили свое благосостояние не на сомнительных прибылях во­енной добычи, а на деловых рас­четах на непрерывном труде хо­зяина-скотовода. Таким стано­вилось все первоначальное на­селение края. Казаки-старожи­лы основали республику в усло­виях непрерывной борьбы с Турками и почти непрерывного союза с Московией. Они прожи­вали далеко от ее границ, никогда не имели с ней близких свя­зей и о печальней судьбе ее ря­дового населения знали только по наслышке. Они заключали договоры с московскими госу­дарями и хотели верить, что слово представителей христиан­ской династии не пустой звук, что отношения с царями, в худ­шем случае, могут вылиться в формы своеобразной  персо­нальной унии: где то на высо­кой Москве - общий с Русскими монарх, а на Дону вольная воля, жизнь по древнему обыкнове­нию, "как деды и отцы положи­ли". Они хотели мира без посто­янных тревог и видели в "новоприходцах" только лишние хло­поты и осложнения. Они отно­сились к Верховым Казакам свысока, потому что многие из них не спешили в свое время возвратиться на родной Дон, а приходили на его берега, только потерявши службу на москов­ских "украйнах". Они считали себя выше их не потому, что были богаче их - "голутвенных", а потому, что одни без них освоили после Татар ка­зачьи земли кровью своих от­цов, их вековыми боевыми тру­дами. Вместе с тем, Низовые ви­дели в них братьев по крови, своих Казаков, Войсковые Кру­ги не препятствовали "новоприходцам" основывать поселения и выделяли под их юрты сво­бодные земли. Им всем, в равной степени, не нравились по­пытки Москвы наложить руку; на донские дела, но пока что бесцеремонные действия русских воевод касались больше жителей   Северского Донца, Верхнего Дона и его "заполь­ных" притоков. Недавно еще большая часть Верховых была служилыми людьми Московско­го государя. Теперь же когда границы Московии отодвинулись далеко на запад и на юг, им в качестве безработных воинов пограничья, пришлось познать московские общественные от­ношения во всех подробностях Убегая от голода и закабале­ния, они стали прибывать на Дон с семьями и одиночками и целыми станичными общинами. Озлобленные бескормицей, тя­желой эксплуатацией их труда, церковными и социальными ре­формами, унижениями со сторо­ны "начальных людей". Верхов­ные Казаки и стали самыми пре­данными сторонниками Б-а.

Царь Петр знал о казачьих настроениях. В 1707 г. он пока­зал, что не намерен считаться ни с казачьими правами, ни с ка­зачьими обыкновениями, ни с договорами своих предков. Он послал на Дон князя Юрия Долгорукова во главе крупного отряда, с поручением выловить всех "новоприходцев", не про­живших там двадцати лет, с тем чтобы отправить их на старые места и по новостройкам.

Войсковой атаман Лукьян Максимов и другие старшины не решились открыто протестовать против такого грубого вторжения. Они позволили Дол­горукову пройти по городкам для розыска подданых русского царя. Но, уверенные в своих силах, и сам князь, и его подчи­ненные стали наводить здесь новые московские порядки. В письме на Кубань Казаки жало­вались, пребывавшим там, своим старообрядцам: "Стали было бороды и усы брить, так и веру христианскую переменять... И как он, князь со старшинами, для розыску и высылки русских людей поехали по Дону, и по всем рекам послали от себя на­чальных людей, а сам он, князь с нашим старшиною, с Ефремом Петровым с товарищи, много­людством поехали по Северно­му Донцу, по городкам и они, князь со старшинами, будучи в городках и многих старожилых Казаков кнутом били, губы и носы резали и младенцев по деревьям вешали и многие станицы огнем выжгли, также женска полу и девичья брали к себе для блудного помышления на посте­ли и часовни все со святыней выжгли". Такие дерзкие по­ступки вызвали общее возму­щение и Булавин со своими сто­ронниками решили их прекра­тить вооруженной силой. Ночью 9-го октября 1709 г. его люди напали на Русских, стоявших в Шульгинском городке и "поби­ли до смерти князя Долгоруко­ва и всех бывших с ним людей".

Однако взрыв негодования не нашел отклика в донской столице. Атаман Максимов по-  шел на восставших, разбил их отряд и заставил Б-на скрыться в Запорожье. Здесь в течение  зимы Б. имел возможность до­говориться с Запорожцами и продумать  план дальнейшей  борьбы. Весной 1708 г. он по­явился на Хопре. С ним вместе пришло 1500 Днепровских Ка-заков. Из ст. Пристанской Б. разослал призыв к "старым луч­шим Казакам" собраться к нему на Круг; "Ведаете сами, молод­цы, - писал он, - как деды ваши и отцы положили и в чем вы по­родились; прежде сего Старое Поле крепко было и держалось, а ныне же злые люди Старое Поле перевели и ни во что по­чли и чтоб вам Старое Поле не истерять.  А мне Булавину, За­порожские Казаки слово дали и Белгородская орда и иные орды, чтоб быть с вами заодно. А буде кто или которая станица то­му войсковому письму будут противны, пополам верстаться не станут или кто в десятки не поверстается и тому Казаку бу­дет смертная казнь".

"И со всех рек Казаки к нему съезжались, - сообщалось на Кубань, - и пошли с ним, с Кокдратием Афанасьевичем и всем походным войском к Черкаскому." "И он, Лукьян Мак-симов да Ефрем Петров с еди­номышленными своими с Каза­ками и Калмыки, прослыша о том, что идут всеми реками под Черкаской, из Черкаского пош­ли воинским поведением с пуш­ки и с наряды и встретили ево, Кондратия Афанасьевича с по­ходным войском, в степи на крымской стороне против Пере­копной на Дону станицы, в Лискиных вершинах, хотели ево, Кондратия Афанасьевича с по­ходным войском, разбить. И он, Лукьян   с единомышленники своими, своего злого умысла не получил и Божиею помощью в степи его, Лукьяна с единомыш­ленники и с Калмыки, и с Тата­ры, разбили и казну, 8 тысяч денег, отбили и между себя подуванили. " 28 апреля победите­ли подошли к Черкасску. Була­вину не пришлось его брать си­лой: 1-го мая гарнизон казачь­ей столицы перешел на его сто­року. Главари партии покорной царю попали в плен. "И собрався, всех рек Казаки и все Вой­ско Донское, Войсковой Круг и тех неправедных старшин сво­их: Лукьяна Максимова, Ефре­ма Петрова, Обросима Савель­ева, Никиту Алексеева Саломату, Ивана Машлыченка, Николая Иванова за их неправду и за многое разорение, приговоря войском, казнили смертию, а остальных старшин, Василия Меншова Познеева с товарищи, вместо смерти послали в верх­ние городки казачьи с женами и детьми на вечное житье в ссыл­ку. И управя все желанное, все­ми реками атаманы-молодцы выбрали Войском Войскового атамана Кондратия Афанасьеви­ча Булавина".

В это время на Дон уже двигалась русская армия в 32 тысячи под командованием кня­зя В.Долгорукова, родного бра­та убитого Юрия. Став закон­ным атаманом, Б. послал царю Петру и в Посольский Приказ грамоты - отписки. В них он со­общал о постановлениях Круга и просил приостановить движе­ние русских войск. "А собра­лись мы не на войну, - писал Б.,- только для утверждения, чтобы у нас в Войску Донском было по прежнему, как было при де­дах и отцах наших... И буде по­сланные полки будут наши городки войной разорять и мы вам" будем противитца всеми река­ми, и с нами вкупе и Кубан­ские". Он действительно обра­щался за помощью на Кубань к Казакам старообрядцам и к Ачуевскому паше Хосяну.

Отписки в Москву не по­могли. Царские полки наступа­ли с севера и запада, от Волги угрожали Аюкины Калмыки, на южных тылах висела крепость Азов с сильным русским гарни­зоном. Войско Б-на не превы­шало 30 тыс., слабо снабжен­ных и разбросанных по всем границам, бойцов. Не хватало оружия и боевого снабжения. В глубине таились люди слабого духа и прямые изменники. Не­смотря на это Казаки подступа­ли к Саратову, занимали Цари­цын и громили слобожан на Донце . Однако, скоро и их ста­ли теснить со всех сторон. К борьбе с Москвой Дон не был готов ни стратегически, ни пси­хологически. 200 лет все внима­ние Донских Казаков занимал турецкий юг. Помогая Москов­ским царям, христианским мо­нархам и своим воображаемым покровителям, на всех фронтах, они способствовали расшире­нию их царства и своему полно­му окружению. Борясь за чу­жие интересы, они потеряли всех друзей и союзников. Не дал много помощи даже единокровный Запорожский Низ. Ка­заки Гетманщины и Слобожане оказались во враждебном лаге­ре, хотя тоже лелеяли мечты об утерянной независимости.

2-го июля 1708 г. Донские Казаки потерпели поражение под Тором на Донце. Русская армия продвигалась вниз по До­ну, преодолевая сопротивление крепких булавинских частей. Партия соглашателей ликовала. Упадочная пропаганда противников борьбы способствовала ослаблению духа. Неудачное нападение булавинцев на Азов решило исход борьбы и судьбу атамана. Долгоруков прибли­жался к Черкасску и в лагере Б-на наступило уныние. Мало­душные готовы были примкнуть к небольшой группе заговорщи­ков, во главе которой тайно стоял Илья Зерщиков, один из булавинских старшин. 7-го ию­ля они попробовали взять Б-на живым; но тот укрылся в креп­ких стенах каменного дома. С ним осталось около 50-ти преданных делу людей. Они за­щищались пока хватало сил. Когда же противники готовы были уже ворваться в их убе­жище, Б. застрелился из писто­лета. Предание говорит, что с ним вместе покончила жизнь его дочь Галина, заколовшая себя кинжалом.

5-го августа в Москву вы­ехала "лехкая станица", кото­рая везла покаянную отписку Донских Казаков и их нового атамана Ильи Зерщикова: "В нынешнем, великий государь, 1708 г., июля в 7-й день, воспомянув мы, холопи твои, страх Божий и кресное целование и  должное тебе, великому госу­дарю, обещание, пересоветовав мы, холопи твои. Войском на острову в Черкаском и тайно согласясь с рыковскими, и с вер­ховыми донскими, и с донецки­ми, и с хоперскими, бузулуцкими и медведицкими нарочитыми Казаками собрався пришед в тот день к куреню... Булавина поймать. И он..., видя свою по­гибель, в курене с единомыш­ленники своими, в осаде запер­шись, сели. И мы, холопи твои, войском к куреню многое число приступали, двери и окна лома­ли и из ружья стреляли и всяки­ми мерами доставали. А он... из куреня трех наших Казаков из ружья убил до смерти и многих ранил. И видя свою погибель, что ему в осаде не отбыть ис пистолета сам себя убил до смерти. А единомышленников его ближних 26 человек перело­вили и перековав в железы, за крепким караулом до твоего, великого государя, указу... дер­жали".

Тело Булавина было от­правлено в Азов и губернатор его И.А.Толстой подтвердил: "А по осмотру у того вора го­лова прострелена, знатно, из пистолета в левой висок".

Кондратий Афанасьевич Б. вошел в нашу историю, как во­площение идеи казачьей свобо­ды и независимости; хотя ему и не удалось довести сопротивле­ние сильному завоевателю до победного конца. С падением Булавинского восстания закон­чилась эпоха постепенного по­корения Дона. Началось отмщение мятежникам и внедрение на Казачьей Земле новых по­рядков. ( см. Покорение Дона).

БУЛАВИН Леонтий Васильевич (куб.) - рожд. 1893 г., ст Суво­ровской; есаул  пластун; участник Первой Мировой войны и борьбы за Казачий Присуд; от 1920 г. в эмиграции, а от 1923 в США; получил здесь диплом высшей школы (Пратт Института) и работал инженером в Компании Эдисон: умер 12 июня 1934 г. в Бруклине, штат Нью Йорк.

БУЛАВИН Николай Федорович (дон.) - рожд. 1,897 г.; подъесаул и художник; участник Первой Мировой войны и борьбы за Казачий Присуд, эмигрант о 1920 г.; окончил Пражскую Академию Художеств; во время Второй Мировой войны снова в казачьих частях против СССР, умер 18 января 1951 г. в г. Kapaкас (Венесуэла).

БУЛАН - имя хазарского хакана, царствовавшего во второй половине VIII-го века; запретил в своих владениях выполнении языческих обрядов, победоносно воевал с Арабами и в их владениях доходил до персидской г. Ардебиль; после возвращение из похода принял иудейскуй веру. Татарское значение имени Б.- "лось".

БУЛАНОВ   Никита Никитич (дон.) - рожд.ок.1875 г., ст.Елизаветовской; ст.урядник и станичный атаман. Управление делами ст. Елизаветовской принял в 1912 г. от прежнего атаман Афанасия Афанасьевича Аханова и заметно улучшил ее хозяйственное и культурное состояние; строил мосты через ерики мостил шоссейные дороги между хуторами, основал высшее начальное училище и первые классы гимназии. 1-го января 1920 г. оставил станицу вместе с отступающей Донской армией и ушел на Кубань. Умер осенью того же года в ст. Тимашевской. Его сын Александр отдал жизнь в борьбе за Дон.

БУЛАНОВ  Петр Яковлевич (тер.) - ст. Самашкинской; был в Лиенце во время выдачи Ан­гличанами Казачьего стана и от этого времени его судьба неиз­вестна.

БУЛАНЫЙ - масть лошади; шерсть коричневато - песочного цвета, грива, хвост и полоса вдоль хребта ("ремень") - чер­ные.

БУЛАТ - кованная сталь высо­кого качества, идет на выделку ценных клинков; самый лучший Б. - дамасский.

БУНАЦИЯ  (итальян. "буначчи") - абсолютная безветрен­ность, штиль, при котором по­верхность моря имеет вид зер­кала.

БУНЧУК - у Турок и Татар в старое время значок военачаль­ника; высокое древко с кресто-образной перекладиной сверху, к которой привешаны хвосты лошади или яка; по старшин­ству и достоинству имелись па­ши 2-хбунчужные и 3-хбунчуж-ные. Днепровские Казаки, ухо­дя из Крымской орды, унесли с собой обычай  пользоваться бунчуками и долгое время по­том этот значок следовал за ко­шевым атаманом или гетманом, указывая их местонахождение.

БУРГУСТАНСКАЯ (терск.) - станица на левом берегу речки Бургута у ее истоков, в 23 клм. от Кисловодска и 18 клм. от Ессентуков; перед 1920 г. насе­ление было ок. 8 тыс. душ, с очень небольшим процентом иногородних; одна церковь, три начальных школы;   юртовые земли гористые и мало плодо­родные, при наделе в 3 десяти­ны. Станица Б. славилась ка­зачьим патриархальным бытом, своими джигитами и песенника­ми, духовной сплоченностью и несравненным мужеством насе­ления. Жители станицы - быв­шие Запорожские Казаки. Пос­ле уничтожения Сичевой Низо­вой республики и при образова­нии Кавказской "линии", они были переселены с Днепра на р. Подкумок, где поселились в ст. Римгорской. В гг. 1835-45 их поселение было несколько раз сожжено Кабардинцами, после чего остатки жителей отошли на peку Бургуту, пополнились новыми днепровскими Казаками и основали станицу Б-скую.

В 1918 г. население стани­цы сразу присоединилось к яд­ру восстания против красных. Под командой полковника А.Г. Шкуро, вместе со станицами Бекешевской, Суворовской и Воровсколесской, бургустанцы от­дельной боевой сотней способ­ствовали   освобождению   от большевиков предгорий Кавка­за. Сама станица свыше 20 раз переходила из рук в руки, была сожжена и понесла огромные потери в мужчинах. С оружием бились и Казачки, не уступая в доблести мужьям и братьям. Долго еще после торжества большевиков, постоянной угро­зой над их местными учрежде­ниями висели казачьи партиза­ны сотник Хмара и Ефим Сгоник. Мстя за сопротивление, соввласть завершила полный разгром станицы во время военного коммунизма и коллективи­зации.

БУРДЮГА (дон.) - пещера, ло­гово.

БУРДЮК - мешок из цельной бараньей или воловьей шкуры, для хранения и перевозки вина и др. жидкостей. Плотно завязанный не тонет в воде и в ста­рое время служил для поддержки на воде всадника и его вьюка во время переправ через реки.

БУРКА - войлочный мохнатый плащ, широко распространен­ный на Кавказе и у Казаков. Та­тарское название "кепенек", ка­бардинское - "гобенедж", у За­порожцев "копенек". Так его называет в своем дневнике Эрик Лассота,  посетивший Сич в 1594 г.

БУРЛАК - неженатый, бессе­мейный Казак, без дома и хозяй­ства; на Дону бурлаками назы­вали также неопытных судовых рабочих, в отличие от "хожалых".

БУРЛИК - по Константину Ба­грянородному, в Х в. так назы­вался Керченский пролив.

БУРСАК Федор Яковлевич - ге­нерал-майор, атаман Черномор­ского казачьего Войска. Сын священника, он, как Казак, из­брал себе карьеру воина и за­служил звание "войскового то­варища" еще до разгрома Сиче­вой республики. После участво­вал в организации Черномор­ского Войска "верных Казаков" и уже на Кубани в 1794 г. был избран на должность войсково­го казначея. Через 5 лет, уходя­щий в отставку атаман Котляревский аттестовал Б-ка, как на­иболее подходящего   своего преемника и император Павел указом от 22 декабря 1799г. на­значил его Войсковым атаманом Черноморских Казаков. Он ока­зался не только хорошим воен­ным командиром, но и разумным администратором, умел ладить с представителями русской вла­сти, а вместе с тем с особен­ным вниманием и заботливо­стью старался удовлетворить все насущные казачьи нужды. Б. оставался атаманом до своей смерти в 1816 г.

БУРСАКИ - сухие лепешки; ка­ждый Казак призванный на цар­скую службу, должен был при­нести с собой 2-хнедельный за­пас Б-ков.

БУРУН - волнообразная песчанная гряда; длинная волна от прошедшего парохода.

БУРЯНЕЦ - освежающий напиток из кислого молока с водой.

БУССЕВСКИЙ (уссур.) - посе­лок Бикинской станицы.

БУЯНОВ Иван Семенович (дон.) - ст. Березовской, хут. Попова; в 1929 г. при коллекти­визации арестован и пропал без вести; семья выслана в Караганду.

БЫВАЛЫЧА - когда то, неко­гда, бывало.

БЫКАДОРОВ Исаак Федорович (дон.) - рожд. 19 мая 1882 г., ст. Нижне-Кундрючевской генерал-майор, историк, тов. председателя Донского Круга, член Верхов ного Круга Дона, Кубани и Те­река. Родился в семье донского полковника Федора Васильеви­ча Б. и его жены Дарьи Иванов­ны, ур. Ажогиной; окончил клас­сическую гимназию в Ростове н-Д., кз которой поступил в Новочеркасское юнкерское учили­ще и в 1902 г. произведен в чин хорунжего. В 1907 г. принят в Академию Ген. штаба и прошел ее полный курс, но в 1910 г., не­задолго перед выпуском, возвратился в строй по причине серь­езной семейной трагедии. Во время Первой Мировой войны за отличия был награжден мно­гими боевыми орденами, в тоя числе орденом св. Георгия 4 ст., но потерял один глаз. В мае-июне 1917 г. был делегатом сво­его полка на первую сессию Донского Войскового Круга, а после развала Русской армии возвратился с фронта на Дон в чине полковника. Весною 1918г. Казаки, восставшие против сов-власти, из станиц Нижне-Кундрючевской, Усть-Белокалитвенской, Екатериненской, Влади­мирской и.Ермаковской избрали полк. Б-ва своим командующим и под его начальством очистили округ от красной гвардии. Пос­ле этого, во все время борьбы за Дон ген. Б. командовал отря­дами и дивизиями или представ­лял свою станицу на Войсковых Кругах. От 1920 г. находился в эмиграции. Ген.Б. командир решитель­ный и смелый, натура деятель­ная и темпераментная с широ­кими культурными интересами. Он не оставался пассивным и на чужбине. Будучи -пламенным ка­зачьим патриотом, всегда усерд­но собирал 'материалы по казачьей истории и использовал их для своих книг "История Казачества" и "Борьба Донских Казаков за выход в море", кото­рые были изданы уже в эмигра­ции. Он также стал одним из основоположников и первым председателем Доно-кубанской инициативной группы начавшей в 1927 г. Вольно-казачье Дви­жение. Его книги, как и отдель­ные статьи в казачьей прессе, дали теоретическое обоснова­ние  казачьей   национальной идеи и поставили некоторые ве­хи для Казаков в их историче­ских исканиях. Впоследствии ген. Б. отошел от идеалов неза­висимости, возрожденных при его же участии, и стал заявлять себя сторонником федерации с Россией, но продолжал требо­вать от всех признания неруши­мости Донских Основных Зако­нов, провозгласивших Дон самостоятельным государством.

Ген. Б умер во Франции 20 сентября 1957 г.

БЫКОВ Иван Петрович (дон.) - рожд. 1879 г., "ст. Усть-Хоперской, хут. Каледина; сын хутор­ского атамана Петра Романови­ча Б-ва. Окончил станичную школу и помогал отцу в хозяй­стве; на службу призван в Лейб-гв. Атаманский полк; из полка, как один из лучших строевиков, отбыл годичную командировку с сотником П.Н.Красновым в конвое русского посольства в Абиссинию; награжден негусом Менеликом за джигитовку золо­тою медалью. По возвращении в Россию уволен на "льготу" и получил место смотрителя арестного дома в сл. Михайловке. Во время Первой Мировой войны призван в 53 Дон. каз. полк. Как человек культурный во всех проявлениях, пользовался лю­бовью и уважением старших и младших сослуживцев и за от­личия в боях награжден Георги­евскими крестами всех четырех степеней и английской медалью с изображением короля. Пал в атаке на австрийские позиции под Воронувом 1-го июня 1916 года. При жизни шутил: "Я пу­ли не боюсь: в лоб попадет - отскочит, в рот попадет - прогло­чу"; австрийская пуля попала ему в рот.

БЫКОВ Федор Иванович (дон.) рожд. 1900 г., Усть Хоперской; сын предыдущего. Окончил на Дону среднюю школу и сразу же начал в рядах станичников борьбу за Казачий Присуд; после состоял в Алексеевском партизанском отряде и в Ново­черкасском казачьем училище, откуда выпущен в полк с произ­водством в хорунжие. В 1920 г. эвакуирован на остров Лемнос и остался эмигрантом. В Чехосло­вакии окончил Горный Институт в Пшибраме и работал по спе­циальности. После Второй Ми­ровой войны выехал из Герма­нии в США где служит на долж­ности инженера. Женат на Эс­тонке, Ольге Кондратьевне.

БЫЛКА - слабый стебелек тра­вы, былинка.

БЫЧ Лука Лаврентьевич (куб.) - рожд. 1870 г., ст. Пав­ловской; после революции 1917 года первый председатель Ку­банского правительства. Окон­чивши Московский Универси­тет, молодой юрист Л.Л.Быч получил место секретаря Ново­российской городской Управы и через 2-3 года стал сильным кандидатом на выборный пост местного городского головы. Но у властей он считался челове­ком "левых убеждений" и пото­му путь продвижения в общест­венной деятельности на время ему был закрыт.  Б., по суще­ству, не революционер, а натура деятельная и прогрессивная, че­ловек мудрый и образованный, в 1900г. перешел на частную службу в "Восточное общество транспорта па Волге и Каспий­скому морю", где вскоре назна­чен директором бакинского от­деления. С годами он стал по­пулярной личностью и в Баку выбран гласным городской Ду­мы, а в 1912 г. русские власти должны были примириться с его избранием на пост бакинского городского головы. Б-у удалось примирить три национальные группы населения: Татар, Ар­мян и Русских, благодаря чему был решен вопрос о снабжении города пресной водой. Наш­лись средства для постройки "Шаларского" водопровода по проекту английского инженера Линдлея. К 1917 г. город, всегда страдавший от недостатка пить­евой воды, стал снабжаться ею в изобилии с расстояния в 150 клм.

После февральской рево­люции 1917 г., по назначению Временного Правительства, Б. занял пост начальника снабже­ния Кавказской армии. Для это­го ему пришлось отказаться от всех других должностей. После развала фронта и самовольного ухода полков в Россию, он воз­вратился на Кубань. По избра­нию Краевой Рады, он сразу же занял пост председателя Кубан­ского правительства. Затем вместе с правительственными учре­ждениями проделал Первый Ку­банский поход, а вернувшись в Екатеринодар, в качестве главы правительства, должен был при­няться за решение выдвинутых политическим моментом и почти неразрешимых проблем. Трудно было сочетать интересы Кубан­ского Края со взглядами и тре­бованиями   Добровольческой армии, особенно в вопросах о взаимоотношениях с Доном, Ук­раиной и Германией, о взаимо­отношениях с другими разно­племенными соседями казачьих земель, о правах Кубани, про­возгласившей свою Конститу­цию, о создании сильного и су­веренного Юго-Восточного Со­юза, об отдельной Кубанской армии, о снабжении доброволь­цев и т.п. В тех случаях, когда дело касалось нарушения, вос­становленных революцией, ка­зачьих прав, председатель пра­вительства должен был прояв­лять упорную настойчивость, не считаясь с недовольством ген. Деникина и его  окружения. Добрармия создала ему репута­цию украинофила. Благодаря этому, Кубанцы-линейцы и мно­гие Черноморцы стали против­никами его кандидатуры на пост Кубанского атамана.  Избран был ген. А.П.Филимонов. После этого Б. отказался и от обязанностей председателя правитель­ства, оставаясь рядовым членом Законодательной Рады. В начале 1919 г. Краевая Рада назна­чила его главою делегации на Версальскую мирную конфе­ренцию. Как и все Казаки, чле­ны делегации были. убежде­ны, что борьба с красными может завершиться  успешно только при взаимной поддер­жке всех свободолюбивых со­седей. Встретивши в Париже представителей Кавказских Гор­цев, делегация обсудила с ними проект договора дружбы и под­твердила его подписями своих членов. Однако такие акты не соответствовали намерениям деникинских верхов, не призна­вавших  никаких автономных прав для национальных областей России. Проект был огла­шен на заседании Краевой Рады 10 сентября 1919 г. и для свят. Кулабухова, привезшего его из Парижа, окончился трагически. В свою очередь, комедия суда над ним и его казнь стали при­чиной падения и самой Добрар-мии. Кубанские полки, 80% ее состава, в ответ на акт террора, вышли из ее рядов и стали рас­ходиться по домам. В это время заграницей Б. безрезультатно старался пробить брешь в рав­нодушии сильных мира к ка­зачьим судьбам и когда армия покинула границы Кубанского края, он остался в эмиграции. С 1922 г. в Чехословакии Б. преподавал  Муниципальное право слушателям Украинской Сель­скохозяйственной академии, а после был ее ректором. Умер там же 75-ти лет отроду в 1945 году.


Источник: http://www.cossackdom.com/enciclopedic/b.htm


Почему войны любили и уважали князя дмитрия

Почему войны любили и уважали князя дмитрия

Почему войны любили и уважали князя дмитрия

Почему войны любили и уважали князя дмитрия

Почему войны любили и уважали князя дмитрия

Почему войны любили и уважали князя дмитрия

Почему войны любили и уважали князя дмитрия

Почему войны любили и уважали князя дмитрия

Почему войны любили и уважали князя дмитрия